Сила и боль, разделенные телесно

О психотерапевтическом, целительном эффекте танго известно многим тренерам и танцорам, о нем говорят некоторые психотерапевты. Понимание того, в чем этот эффект заключается, смутно. Мы поделимся своим пониманием, неполным и не оформившимся, но во многом подтвержденным опытом.

Проживаем эмоции, вызванные музыкой

Музыка танго по большей части об эмоциях и чувствах «со знаком минус», темных, теневых, болезненных. Грусть, отчаяние, разочарование, печаль, ностальгия, тоска. Даже в аранжировке «ритм, нерв, сила и характер».

Почему мы с удовольствием слушаем скорбную, трагическую музыку? Ведь мы избегаем и опасаемся подобных переживаний в реальной жизни? Музыка позволяет безопасно прожить боль, которую слушатель скрывает от себя же. Ему становиться легче, он будто бы выплакался.

Безопасность в том, что музыка вроде как не обо мне, не о слушателе. В нее не страшно погрузиться. И тогда музыка позволяет прожить те эмоции и чувства, которые не хватает смелости допустить в сознание и прожить в реальности.

Такие эмоции и чувства – процессы самости, мы их избегаем, прерываем с ущербом для себя. Целебный эффект заключается в том, что благодаря музыке они проживаются, пусть не как свои собственные, пусть «заочно», но достаточно интенсивно и часто в неожиданном богатстве нюансов и оттенков.

Особенность музыки танго в том, что теневые переживания часто преподносятся в аранжировке «ритм, нерв, сила и характер». Музыка дает достаточно поддерживающей энергии, силы, агрессии на проживание боли. И тогда появляется место для проживания флирта, кокетства, игры, теплоты, благодарности, любви, которых в музыке танго более чем достаточно.

Проживаем телом

В танце в проживание вовлекается тело. Мы выражаем музыку телесно, слушатель становиться также исполнителем. В статическом положении («сидя и не кашляя») музыкальные впечатления накапливаются, задерживаются. Так они убедительнее, их можно рассмотреть и распробовать. Но возникает расщепление психического и физического, тело приходится искусственно «отключать». В танце музыка проживается динамично, естественно, интегрировано, «всем собой». Такая реинтеграция искусственно разделенного психического и физического целебна сама по себе.

Разделяем чувства с партнером

В танго мы проживаем музыку в паре. Мы высказываем свои переживания партнеру, разделяем их с партнером. Разделенное легче прожить, это начало любой психотерапии.

Но мы не только говорим и выговариваемся, мы также выслушиваем партнера. Мы можем сочувствовать и соучаствовать ему, тем самым поддерживая его и обогащая собственное восприятие и проживание. Если мы чувствуем и высказываемся в резонанс с партнером, возможно расширение границ личности, частичное включение в нее другого человека.

Итак, в танго мы проживаем эмоции и чувства, которых избегаем и прерываем в обычной жизни. Мы проживаем их целостно, выражая телом. И если повезет, мы проживаем их в диалоге с партнером.


Конечно танго, даже в такой интерпретации, еще не психотерапия в строгом смысле. Психоаналитику здесь не хватает археологического исследования прошлого, гештальт-терапевту — эксперимента и осознания. Но это начало терапии, и целительный (интегрирующий) эффект танго, исходя из нашего опыта, иногда превосходит эффект кушетки психоаналитика или стула гештальт-терапевта.