Мифы о психотерапии

Сейчас я понимаю, насколько устаревшими и странными были мои представления о психотерапии. Я много читал: психоаналитиков, психопопсы и психофольклора, бестселлеров и интернета. Многое изменилось с личным опытом на двух стульях – клиента и терапевта.

сАмо-

У считал, что психотерапия, в первую очередь, связана с само –наблюдением, –познанием, -созерцанием. И это, отчасти, правда. Но есть вторая часть: со всем познанным, увиденным в себе, мы стремимся наружу — к отношениям с другими. Психотерапия направлена не вовнутрь, она направлена на то, что между людьми.

автономность и независимость

Стремление к автономности – тоже правда. Для общества и психотерапии 70-х. Времена меняются, меняется социум, меняются потребности и вызовы людей в этом социуме. Сейчас многим, и мне особенно, актуальнее учиться не столько автономии, которой достаточно, сколько умению увидеть другого; не столько независимости, сколько привязанности, принадлежности; учиться самовыражению в отношениях и использованию опор, которые дают отношения. Раньше мне казался очень верным и красивым «Манифест любви» Деташидзе. Теперь воспринимаю его как манифест автономности и одиночества.

археологическое исследование

И это есть. Прошлое важно. Но гораздо важнее полное присутствие в настоящем для будущего.

истина

Я предполагал, что с помощью психотерапии можно достичь того, чего раньше пытались достичь с помощью религии – неких истин, настоящей правды о себе, о жизни. Со временем стало понятным, что не существует правды вне контекста: вне говорящего и вне слышащего, вне ситуации во времени и вне места. Есть только та истина, которая проявляется в вашем контакте с реальностью, с другим человеком, она ваша, личная и принадлежит только текущему моменту. И этого более чем достаточно.

поиск себя

Быть, а вернее, стать собой — это вроде как основная цель психотерапии. Но сейчас психотерапевты всё более склонным думать, что личность — не вещь. Личность не «есть», личность происходит, она — событие, процесс. И она происходит только в контакте, в отношениях. Я немыслимо без Ты. Потому, поиск себя вне контакта с другим не имеет смысла. Потому, актуальнее поиск другого.

психическое

Общеизвестно: психотерапия – это о психических процессах. Но за последние лет 50 психотерапевты почти разучились, по крайней мере, очень стремятся разучиться разделять тело и психику. Мы – целые. Более того, мы неотделимы от среды, с которой взаимодействуем, от поля в котором находимся и которое создаем. Психотерапия, даже без полного понимания и возможности сформулировать, кто и что он такое – о человеке.

знание

Я считал, что психотерапевт – человек, который знает. За счет обучения, таланта, интуиции он понимает, как всё устроено. Такой себе человек-томограф: видит, что внутри. Знает, как должно быть, понимает, как исправить.  Оказалось, не знает. Психотерапевт – просто «тупой, ленивый и аморальный», а вернее, наивный и любопытный к человеку напротив, спрашивающий, не судящий и не стыдящий, поддерживающий, открытый к восприятию разности, к диалогу с другим.

Еще я считал, что терапевт – очень здоровый человек, такой весь проработанный и реализованный. Но он, скорее, выздоровевший, а еще лучше – выздоравливающий. Не раненный целитель мало что поймет, у него не найдешь эмпатии и сочувствия.

клиент

Я был уверен, что терапевт «лечит» клиента. Всё оказалось не так плоско: терапия — взаимный процесс, два человека создают то, что между ними. Я всё меньше понимаю, почему платит именно и только клиент, но готов с этим смириться.

боль

«Больно, дорого, без гарантий».  Лишь отчасти правда. Вся боль – из материала клиента, она и так уже с ним. Благодаря психотерапии она проходит. Помните состояние, когда отпускает долгая хроническая боль, та, которой вроде привык? Жизнь становится непривычно вкусной.

(с)  izabuta.com