Почему ты со мной (не) танцуешь?

На милонге как в жизни: есть мужчины, есть женщины. Они выбирают друг друга. С кем-то хотят танцевать, с кем-то нет. С кем-то хотят знакомиться, создавать семью, хотят секса, дружбы, с кем-то нет. Милонга – лаконичная ситуация выбора, тест на привлекательность и востребованность. Как в танго, так в жизни.

Ведь правда?

Легко в это поверить. Соблазн масштабировать, вот прямо эту милонгу на всю-всю свою жизнь, очень велик. Хорошо, что жизнь многомернее. Можно быть востребованной партнершей в танго и одинокой женщиной в жизни. Можно просидеть без единого приглашения весь вечер, но тебя ждет любимый человек и друзья. Танго – специфическая ситуация, она не описывает и не занимает всю жизнь. Понимание того, что ситуация имеет границы, она не глобальная и не бесконечная, позволяет с ней соприкоснуться и даже пытаться что-то изменить.

С кем-то танцуют, с кем-то нет. На это есть множество понятных и очевидных причин. Я хочу поговорить о менее понятной, но, возможно, о самой существенной причине. Ее называют проективной идентификацией. Психотерапевты, чтобы не ломать язык, иногда называют ее просто трансференцией. Это ужасно неправильно, но они ужасные люди.

Котята, маленькие дети и еноты обладают способностью вызывать у нас чувства всего спектра мимимишности. Это их эволюционное достижение. Взрослые люди тоже способны ни сказав ни слова, просто своим видом вызывать у нас самые разные фантазии, ожидания, проекции. Не так мощно, как еноты, но могут.
Вот сидит девушка. Просто сидит. Но уже хочется защищать и заботиться. Вот красивая женщина. Рядом с ней возникает вопрос «А достоин ли я?». Вот мужчина, добродушный весельчак, с ним безопасно. От кого-то фонит превосходством, от кого-то неуверенностью, от кого-то спокойствием и обещанием поддержки.

Каждый из нас что-то бессознательно транслирует другим. Реакции на трансляцию могут быть такими же разными, как на одну и ту же песню по радио у разных людей. Реакции часто полярные, но это одна и та же песня. Трансференция – сложная штука. С одной стороны, я склонен навешивать на незнакомого человека свой опыт и фантазии, с другой стороны, этот человек как-то сам умеет вызывать определенные проекции. Оба процесса (вызывать проекции и проецировать) бессознательны и результат зависит от двоих.

Почему красивым, молодым и продвинутым партнершам часто предпочитают кого-то на порядок «скромнее»? Вот потому. Трансференция.

Как выяснить свою трансференцию?
Спросить. Кто-то скажет правду. Может быть.

Допустим, хватило смелости и искренних людей вокруг. Выяснили. Что с ней делать?

Трансференцию можно изменить, если измениться самому. Десяти лет терапии или медитации может быть достаточно. Но просто знать – уже немало. Знание уменьшает простор для собственных мрачных фантазий. Можно считать, что со мной не танцуют, потому что я (перечень ужас-ужасов). А можно знать, что я транслирую непонятную угрозу, такая у меня трансференция, такой защитный механизм, он обеспечивает мою безопасность. Знание дает возможность собственную трансференцию каким-то образом декорировать. Если в вашем взгляде написано «не подходи, убью», можно добавить искорку иронии и дополнить послание чем-то утешительным, вроде «но не сегодня».

Есть соблазн сделать какое-то общее утверждение. Что-то вроде «танцуют с теми, у кого классная трансференция, кто «обещает» не оценивать, поддерживать, с кем будет легко». Для кого-то это утверждение верно, для кого-то нет. Кому-то нужен вызов. А есть такие, кто пришел в танго подтвердить себе, что ничего не стоит и никому не нужен. Ваша трансференция может одних отпугивать, а других привлекать. Это тоже можно выяснить.

Для эффективной трансференции, нужно сохранять молчание и неподвижность. Легко проецировать на белый экран. Если выражать себя, показывать свой фильм, для чужих проекций останется меньше места. В переводе на человеческий язык: не сидите как статуя, выражайте себя, общайтесь словами. Не то чтобы вас так лучше поняли, просто вы окончательно всех запутаете. Но сузите поле для фантазий.

Есть еще один способ разобраться, почему со мной (не) танцуют. Он сложнее и, возможно, болезненее, чем кажется: разобраться, почему и с кем я сам (не) танцую. И допустить, что мое отношение к другим считывается и в какой-то мере определяет их отношение ко мне. Возможно, выводы будут касаться не только танго и объяснят что-то в «реальной» жизни.

с) Игорь Забута, психотерапевт, izabuta.com