Спаньоло Лобб. Записки со специализации (1)

Закончился первый модуль терапии пар у Спаньоло Лобб. В завершение Маргерита попросила каждого сказать только одно слово, самое необходимое и важное. Я чувствовал два слова, второе было «искренность», его и сказал.

Искренность была во всем, что происходило три дня. Маленькая, стройная, мягко-хрупкая женщина, Видно, что ей лет и лет, но кажется, будто годы, как вода, вымыли всё тяжелое, темное, притворное. Осталась легкость, покой, доброта и искренность.

Утро первого дня было спокойным погружением в красивый многомерный мир. Просто и ясно о сложном из личного, прожитого опыта.

После обеда, кто по сети, кто от соседа, участники один за другим стали узнавать — умер Медреш. Для многих в группе он был учителем, коллегой, другом. Шок, слезы, горе. Маргерита просила об этом говорить, говорила сама. Рассказала, как в середине сессии узнала, что умер ее терапевт – Изадор Фром, как она довела сессию до конца, ради него и того, чему он учил ее. Подходила к тем, кто плачет, обнимала, брала за руки и смотрела в глаза, целовала пальцы. Насколько это было возможно, помогала прожить утрату.

Для меня утрата не была личной. Я только читал книги Медреша. Думал пойти к нему на терапию. Было больно присутствовать среди страдающих людей. Была даже зависть: им хоть и больно сейчас, но в их жизни он был, они у него учились и с ним работали. Но кроме боли и комка в горле, было ощущение некой привилегии – находиться здесь и видеть искреннюю, настоящую поддержку, сочувствие в группе. Терапевты – они умеют, когда нужно, снять шапочки и стать профессионально человечными.

Второй и третий день – работы, вопросы. Искренние, такие добротные ответы на все вопросы без различения плохой-хороший, с разворотом вопроса на спрашивающего – «в чем твоя личная потребность?». Много интересной теории, которую сложно назвать теорией. Чувствуется, что Маргерита ее прожила, это ее личный опыт, она из тех, кто эту теорию создавал и проверял.  

Впечатлило ее особое отношение к группе. Большинство тренеров – родители. Родители должны воспитать ребенка, на них тяжесть ответственности. Они хотят сделать его каким-то и кормят полезной едой. Бабушка ничего не должна, она просто любит. У нее бесконечно много времени для внуков, много мудрости, которой она делится, если попросить. Если не попросить, просто кормит самым вкусным, что у нее есть.  

В завершение переводчик сказала свое одно слово – «любовь». Это было первое слово, о котором я думал.