Неодинокое тело

Я начал заниматься танго с уже довольно «проработанным» телом. За сорок лет я успел к нему привыкнуть и даже немного подружиться. И был удивлен тем, насколько много телесной чувствительности и внимания необходимо для выполнения обычных шагов и поворотов.

В танго нас двое, потому в фокусе внимания нужно уместить и своё тело и тело партнерши. Поначалу я «залипал» на партнерше, сливался с ней. Всё внимание в неё. Как будто я на самом деле мог ее почувствовать, как будто в ней мои рецепторы. Когда я убедился, что в ней только мои проекции и фантазии, стал чуть больше сосредотачиваться на своем теле. За что партнерши, как правило, были благодарны. Получалось что-то вроде суетливого переключения каналов: «как там я? / как там ты?». После семи лет занятий начал неуверенно нащупывать то, что можно приблизительно выразить как «между», то, что описывается в Гештальте как «граница контакта».

Мир, в котором не существует движения вне пары, сам по себе достаточно сложен и непривычен. Оказалось, я мало к нему подготовлен. Йога даёт глубокую телесную осознанность, но это осознанность _одинокого тела_. В боевых искусствах нас уже двое. Айкидо во многом напоминает танго и неплохо к нему готовит. Но там иная цель – сделать контакт максимально дискомфортным и как можно быстрее его прекратить.

За несколько лет можно выработать особое качество согласованного неодинокого движения, _движения во взаимоотношениии_, приятного для обоих в паре. Но потом открываются уши. Пара попадает в особую среду, которая непрерывно изменяется и требует гармонично к ней приспосабливаться, реагировать, жить ее телесно.
Нас уже не просто двое, мы попадаем в контекст, в историю, которая состоит из сюжетов, чувств, ощущений, ассоциаций. Удивительно, что эту историю каждый в паре слышит по-своему, но нам иногда удается найти общее. И мы уже танцуем не ритм, и даже не одну из линий мелодического рисунка, а именно эти истории, чувства-ощущения-ассоциации. Рассказываем их друг другу телом. В этом сложность танго, но и шанс преодолеть расщепление между телом и чувствами, вернуть себе _чувствующее тело_.

Дальше хуже. Появляется Тройло и требует контролировать миллиметры согласованного движения во времени в микросекундах. Если другие дирижеры проявляли некоторую толерантность в выборе шагов, лишь бы характер их исполнения соответствовал музыке, то Тройло писал не только музыку, но словно кодировал в ней надлежащую хореографию. Шагни что-то не то или не так, и сразу почувствуешь невыносимую фальшь, телесно ощутишь всю палитру от стыда и вины до смертного греха и собственного ничтожества. Тройло как слон – помнит и не прощает.

Получается довольно сложный многомерный мир: ты в нем уже не один, вас двое, ваше движение — взаимоотношения; вы в среде, в изменяющемся контексте музыки, которую каждый слышит по-своему; вы выражаете свои чувства и воспринимаете чувства другого телом.

На этом сложность не заканчивается: есть еще одно измерение, еще один изменяющий контекст – другие пары вокруг, ронда. Со временем они из досадных помех и опасных соседей превращаются в спутников, друзей, в поддержку, с ними можно и нужно взаимодействовать, ваша пара становится частью дышащего, целостного организма, поля.

Может потому говорят «в танго как в жизни» (а более опытные танцоры– «в жизни, как в танго»). Есть я, есть другой, мы каждый свой, но мы вместе, мы взаимо-движемся и взаимо-чувствуем, мы в нашей общей истории среди других людей. Жаль только, жизнь не всегда так красива, как танго, а мы в ней не настолько целостны и чувствительны к себе и друг другу.

Я пришел в психотерапию из танго, Эмма – в танго из Гештальта. Вместе, но с разных сторон, мы приходили к пониманию глубокой психологичности телесного взаимодействия более телесному пониманию психотерапии. Не только в теории, но на собственном телесном опыте, разделенном в паре. 
Большинство телесных практик и телесно-ориентированных психотерапевтических подходов фокусируются на внутренних ощущениях, на осознании своего тела. На одиноком теле.

Идея неодинокого тела в изменяющейся среде привела нас к концепции, которую мы назвали “Body-in-Contact”: к телесной осознанности во взаимодействии с другими. Мы многое почерпнули из родственного направления — Embodied Relational Gestalt. Но есть отличие – мы уделяем больше внимания телесному взаимодействию человека с человеком. Мы верим, что собственное тело, так же как свой «психический внутренний мир», можно полно осознать лишь с в контакте с другим телом и в окружении других людей.

Мы создали психотерапевтический курс-группу «Body-in-Contact», которая стартует 23 марта. Приглашаем: http://bodycontact.tilda.ws/

с) Игорь Забута