Прикосновение

Прикосновение – экзистенциальный жест, обыденное чудо.

Прикосновение – детство контакта. Прикосновением мы возвращаемся к довербальному опыту общения, к настоящести взаимодействия, фундаменту всего последующего опыта жизни-с-другим.

Прикосновением мы возвращаем телесность личности. Ты есть для меня не как моё представление о тебе, не как мои чувства к тебе. Я прикасаюсь к тебе-твоему, к тебе-как-есть.

Прикасаясь, я говорю тебе: «вот ты», «ты есть». Я усиливаю твоё переживание собственного Я. Что важно – я говорю тебе, что ты существуешь именно для меня.

Прикасаясь, чувствуя тебя, я ощущаю, что существую я сам. По твоей реакции я узнаю, что существую именно для тебя.

Прикосновением мы подтверждаем нашу отдельность, наше одиночество. Мы трогаем границы границами и так говорим: «вот я, а вот – ты».Но мы убеждаемся и в нашей совместности, возможности быть в этом одиночестве вместе.Прикосновение всегда между.

с) Игорь Забута, Эмма Кологривова
Приглашаем в психотерапевтическую группу «Тело в контакте«:
http://bodycontact.tilda.ws

Кожа

Чувствительность, особенно телесная, сама по себе, может быть сомнительным приобретением. Есть люди, которых происходящее вокруг и так слишком громко и ярко. А есть такие, для кого не чувствовать своё тело — благо.

Чувствовать, замечать – только первый шаг. Мне кажется важным не просто заметить, но и определить свое отношение к тому, что заметил. Если дать себе время, отношение может оказаться глубже, чем на первый взгляд. Иногда боль – это чувство, что часть тела «живая». Иногда напряжение – сдержанное желание или нежелание движения, а движение – какого-то сложного действия, решения. Если не спешить, можно обнаружить важное.
Связать ощущения с чувствами, отнестись к ним – маленький шаг к целостности.

Можно пойти дальше: определить, как тело в целом реагирует на то, что замечаешь. Ничто в теле не происходит локально, в каком-то отдельном месте. Кто занимается танцами или боевыми искусствами знает – «причина всегда ниже». Положение стоп влияет на напряжение в плечах, прикус – на осанку в целом. Мы удивительно и чудесно устроены. Соматики и кинезиологи могут многое об этом рассказать. А мы можем многое об этом почувствовать. И снова вернуться ко второму шагу – определить свое отношение к тому, что чувствуешь, но уже не локально, а насколько это возможно «всем собой».
Расширить поле восприятия — еще один шаг к целостности и построению более-менее завершенного гештальта.

И самое важное, без чего все предыдущие шаги предыдущие имеют малую ценность: определить, как происходящее в теле связано с ситуацией, окружением, с «жизненным миром». С местом, в котором находишься, с тем, что сейчас видишь и слышишь. С другим человеком, выражением его лица, его движениями и словами. Без этого шага вся «телесная осознанность» — не более чем телесный эготизм, иллюзия тела, существующего в отдельности, в вакууме. Организма без среды, одинокого тела.

Перлз называл кожу самым глубоким органом — она позволяет чувствовать другого, и, таким образом, почувствовать себя с другим. Он же называл контакт «прикасающимся касанием». Прикосновение — то, что может привести к самому глубокому осознанию.

с) Игорь Забута, Эмма Кологривова

Приглашаем на психотерапевтическую группу «Тело в контакте». Добор в группу по субботам / новый набор в группу по понедельникам с 22 июня.
Запись:
Viber: +380663562826 (Эмма)
bodycontact.tilda.ws

Прикосновение

Между касанием и прикосновением разница, как между обрывком шансонной мелодии из окна проезжающего авто, и органным концертом, билеты на который были куплены за месяц и который слушал всем телом.

Это меня не касается.
Не прикасайся ко мне!
Можно коснуться разных тем в разговоре, а можно прикоснуться к глубокому и важному.

Мы касаемся друг друга в транспорте. В час пик касания могут быть ощутимыми, но даже, если от этого появляются дети, их просто сдают в депо и забывают. Из них потом вырастают кондукторы.

Можно случайно коснуться руки, передавая стаканчик с кофе, а можно прикоснуться так, что прикосновение будет вкуснее самого кофе.

В прикосновении – магия. Прикосновением благословляют, через него передается святость, им лечатся болезни, после рукопожатия с великим человеком руку кладут в шкаф и показывают внукам по праздникам.

Касание случайно. Прикосновение – намеренно, осознанно. Именно к тебе, именно так, именно сейчас. Прикосновение – не обязательно интимное, но обязательно очень личное.

В прикосновении – отдельность и совместность. В прикосновении – подтверждение существования двоих.
Прикосновением я говорю тебе: «Ты есть. Я это подтверждаю. Ты – другой. Я хочу почувствовать тебя».
Прикосновением я говорю и себе: «Я есть. Благодаря тебе, я это ощущаю. Я могу чувствовать себя отдельным вместе с тобой.»

с) Игорь Забута, Эмма Кологривова

22 июня первая встреча нашей психотерапевтической группы «Тело в контакте». Приглашаем:
http://bodycontact.tilda.ws;
или вайбер: 380663562826 (Эмма)

Расскажи мне о моем теле

В бестелесной культуре сложно говорить о теле. Приходится создавать новые слова, которые мы даже не пытаемся перевести. Embodyment, BodyMind, Embodied Relational Gestalt. Все эти подходы – попытки преодолеть расщепление телесного и психического, вернуть человеческому Я телесность.

Психотерапия начиналась с кушетки, с погружения в себя, самоисследования с помощью проводника, интерпретатора. Позже пришло понимание, что во взаимодействии, в человеческом общении больше возможностей. Даже о личности стали говорить, не как о «вещи в себе», а как о процессе между людьми.

Мне кажется, подход к телу в психотерапии сейчас на кушеточном этапе. Мы наблюдаем за своим телом, за дыханием и заземлением, ищем в теле чувства. Мы всё это делаем сами, направляя взгляд во внутрь. Тело – всё еще «вещь в себе». Одинокое тело.

Восемь лет танго и пять лет танго-терапии – особый опыт. Мы не просто научились думать о теле, как о том, что происходит между людьми. Мы видим и ощущаем, что это так, и знаем, что в таком понимании есть большой потенциал.

Мы можем самостоятельно следить за своим дыханием, стараться сделать его свободным. Но когда партнерша говорит тебе «ты не дышишь», «мне тревожно, когда ты задерживаешь дыхание», «я с тобой перестаю дышать», мы узнаем о себе больше и, часто, раньше.

Мы можем догадываться, нащупывать, что такое «заземление», через описания и собственные ощущения. Но когда партнерша говорит «я не чувствую опору», «мало земли под твоими ногами», мы узнаем нечто реальное, неметафорическое.

Другой человек может сообщить нам, насколько мы плавно двигаемся, насколько мы мягкие, напряженные, плотные, аморфные, предсказуемые. Может нас отразить, описать.

Проблема осознания тела через собственные ощущения в том, что мы ходили в школу, просыпались по будильнику, сидели, когда хотелось бегать, работали, когда уставали, носили неудобную одежду и позу. Годами насиловали и игнорировали свое тело.
Проблемы в диссоциации с телом.
Наш чувствующий, ощущающий аппарат отключен от того, что измеряет, он не имеет к телу надежного доступа. Мы можем многое придумать о своем теле. Мы способны выдумать себе ощущения, читая медицинскую энциклопедию, но мало что можем надежно, тонко и точно заметить. Но мы можем этому учиться. С другим человеком.

С другим человеком мы узнаем то, что сами, по каким-то причинам не замечаем. И, главное: мы узнаем, как другой человек воспринимает то, с чем взаимодействует, общается — наше тело, нас. Он называет наше тело – нами и так «лечит» наше расщепление. А мы можем что-то изменить в своем теле, часто, на ощупь, наугад, и узнать о результате.

Познание своего тела через другого – естественный способ. Так познает себя ребенок. Не через самоуглубление, не через интроспекцию, а через маму. Через свои реакции на сокращение стенок матки, поддаваясь объятиям, отталкивая, хватая, притягивая, отпуская – все эти движения контактные, для них нужен другой человек. Тело ребенка изначально межличностное, оно — то, что происходит между.

Используя всё, что мы узнали от Арие Бурштейна, из подхода Embodied Relational Gestalt, из личного опыта танго и танго-терапии, мы создали психотерапевтическую группу Вody-in-Contact. Группу «неодинокого тела», в которой телесная осознанность и целостность с собственным телом достигается через взаимодействие с другим человеком, в которой тело – межличностный процесс познания себя и другого.

Первая группа работает уже полгода, интересно и глубоко. Вторую начинаем 22 июня. Еще есть несколько мест.
Приглашаем: http://bodycontact.tilda.ws/

Крылья ангела

Дышать – значит чувствовать. Дыхание помогает осознавать чувства и преобразует их в движение.

Сдерживать дыхание – способ не чувствовать. Но это и способ концентрации, сужения фокуса внимания.

В танце, в телесном взаимодействии мы попадаем в противоречивую ситуацию. Необходима концентрация внимания на партнере. Мы естественно задерживаем дыхание. Но необходимо быть чувствительными. Для этого нужно дышать.

Такая же противоречивая ситуация у клиента в психотерапии. Необходимо замедлиться, и сфокусироваться – нужна концентрация внимания. Одновременно, нужно повысить чувствительность, дать чувствам свободу, замечать всё, что происходит. Нужно дышать.

В жизни за пределами танца и психотерапии ситуация не менее противоречивая и гораздо более сложная.

На телесных группах, можно часто услышать отчаянную просьбу ведущего «дышите!». Это так же безнадежно, как печально-популярное «дыши!» у психотерапевта. Несколько насильственных вдохов и выдохов, и снова никто никуда не дышит.

Энергичное, сознательно усиленное дыхание – неудачное решение. Концентрация исчезает, чувствительность не повышается. Насильственное дыхание ничем не лучше, если не хуже сдерживания. Работает свободное дыхание.
Но сказать «дышите свободно», всё равно, что сказать «расслабьте плечи» (известная шутка о том, как всё происходит с точностью до наоборот). Все начнут дышать насильственно.

Проблему бездыханности бессмысленно атаковать в лоб. Уговорить свободно дышать так же безнадежно, как уговорить любить.

Арие Бурштейн показал нам, как не атаковать, и как не в лоб. На семинарах он как бы между прочим комментирует: «Я люблю представлять себе легкие, как крылья ангела. Такие, как рисуют дети. Огромные, на весь зал. Они поднимаются, опускаются. И каким-то чудесным образом никому не мешают.»
Никто не просит «дыши», никто не просит что-то вообразить, но весь зал начинает дышать спокойно, свободно, удлиненно. Не только грудью и животом, но и ребрами вширь и спиной назад. Крылья, они на спине.

Арие предлагает добавить к движению голос, звук. Со звуком невозможно не дышать.

Те, кому неинтересны крылья ангела, могут пользоваться метафорой аккордеона, органа. В нее звук встроен изначально.

Крылья ангела хороши тем, что тело принимает позу, в которой дыхание не ограничивается. Она противоположна позе капрала на плацу с выпяченной грудью и втянутым животом – не вдохнуть, не выдохнуть.

В телесном взаимодействии дыхание – не только доступ к чувствам, не только способ преобразовать чувства в движение, но и решение проблемы фокуса внимания. Сложно удерживать фокус на себе и на партнере одновременно. Но можно со-настроить дыхание в паре, тогда в фокусе будут оба.


При случае, почувствуйте, нет ли у вас за спиной огромных мягких крыльев ангела)

с) Игорь Забута, Эмма Кологривова

Приглашаем на группу-курс «Тело в контакте» с 23 марта. Дышать, чувствовать, преобразовывать чувства в совместное движение.
Регистрация: http://bodycontact.tilda.ws

Если бы можно было

Если бы можно было разгладить шрамы и морщины.
Но они — печать жизненного опыта. Без них мы не были бы такими, как есть.

Если бы можно было расслабить застывшие мышцы, смягчить окостеневшие связки.
Но так мы приспособились к жизни.

Если бы можно было снять с лица маску. С плеч – костюм.
Но без них чувствуешь себя голым, незащищенным. Без них стыдно, тревожно, опасно.

Посмотрите на свои фото в детстве и в молодости, на фото дорогих вам людей. Лица – мягкие, какие-то невыразимо обнаженные, незащищенные, уязвимые.
Редко, но встречаются зрелые и даже старые люди с такими живыми, трепетно-обнаженными лицами и телами. Жизнь не сделала их тверже, они просто обрели более четкую, прорисованную форму.

Если бы можно было…

Всё это — наша автобиография, записанная в теле. Еще в детстве мы начали подробно записывать каждую крупицу опыта. Все события, которые отозвались в чувствах и ощущениях, все травмы, разочарования и потери.

Эти записи мы храним до сих пор. Какие из них нам нужны сейчас? Можно ли было иначе? Можно ли хоть что-то переписать? Но мы даже не знаем языка, на котором пишем.

Говорят, человеческое взаимодействие – то, что на самом деле формирует, изменяет, исцеляет личность. Для того, чтобы понять себя, разобраться в себе, осознать себя, нам нужен другой человек. Для изменений нужны отношения.

Эта простая истина о «душевном» давно понята и признана. Быть может она верна и для тела? Ведь тело и психика неразделимы.

Может быть, для осознания своего тела и того опыта, который в нем записан, нам недостаточно взгляда внутрь, недостаточно одинокого тела? И также, как для «душевной» работы, нужен другой человек?

Может быть, телесное взаимодействие, медленное, внимательное, осознанное – то, что может помочь расшифровать, пересмотреть и даже переписать нашу автобиографию? Разгладить морщины и шрамы, расслабить мышцы, смягчить связки, пусть не телесные, но душевные? Помочь хоть на время снять маску и костюм и почувствовать лицом и телом ветер, почувствовать человеческое тепло?

c) Игорь Забута, Эмма Кологривова

Приглашаем попробовать на собственном опыте и собственном теле в наше группе-курсе «Вody-in-Contact».

http://bodycontact.tilda.ws/

Быть может, можно.

Неодинокое тело

Я начал заниматься танго с уже довольно «проработанным» телом. За сорок лет я успел к нему привыкнуть и даже немного подружиться. И был удивлен тем, насколько много телесной чувствительности и внимания необходимо для выполнения обычных шагов и поворотов.

В танго нас двое, потому в фокусе внимания нужно уместить и своё тело и тело партнерши. Поначалу я «залипал» на партнерше, сливался с ней. Всё внимание в неё. Как будто я на самом деле мог ее почувствовать, как будто в ней мои рецепторы. Когда я убедился, что в ней только мои проекции и фантазии, стал чуть больше сосредотачиваться на своем теле. За что партнерши, как правило, были благодарны. Получалось что-то вроде суетливого переключения каналов: «как там я? / как там ты?». После семи лет занятий начал неуверенно нащупывать то, что можно приблизительно выразить как «между», то, что описывается в Гештальте как «граница контакта».

Мир, в котором не существует движения вне пары, сам по себе достаточно сложен и непривычен. Оказалось, я мало к нему подготовлен. Йога даёт глубокую телесную осознанность, но это осознанность _одинокого тела_. В боевых искусствах нас уже двое. Айкидо во многом напоминает танго и неплохо к нему готовит. Но там иная цель – сделать контакт максимально дискомфортным и как можно быстрее его прекратить.

За несколько лет можно выработать особое качество согласованного неодинокого движения, _движения во взаимоотношениии_, приятного для обоих в паре. Но потом открываются уши. Пара попадает в особую среду, которая непрерывно изменяется и требует гармонично к ней приспосабливаться, реагировать, жить ее телесно.
Нас уже не просто двое, мы попадаем в контекст, в историю, которая состоит из сюжетов, чувств, ощущений, ассоциаций. Удивительно, что эту историю каждый в паре слышит по-своему, но нам иногда удается найти общее. И мы уже танцуем не ритм, и даже не одну из линий мелодического рисунка, а именно эти истории, чувства-ощущения-ассоциации. Рассказываем их друг другу телом. В этом сложность танго, но и шанс преодолеть расщепление между телом и чувствами, вернуть себе _чувствующее тело_.

Дальше хуже. Появляется Тройло и требует контролировать миллиметры согласованного движения во времени в микросекундах. Если другие дирижеры проявляли некоторую толерантность в выборе шагов, лишь бы характер их исполнения соответствовал музыке, то Тройло писал не только музыку, но словно кодировал в ней надлежащую хореографию. Шагни что-то не то или не так, и сразу почувствуешь невыносимую фальшь, телесно ощутишь всю палитру от стыда и вины до смертного греха и собственного ничтожества. Тройло как слон – помнит и не прощает.

Получается довольно сложный многомерный мир: ты в нем уже не один, вас двое, ваше движение — взаимоотношения; вы в среде, в изменяющемся контексте музыки, которую каждый слышит по-своему; вы выражаете свои чувства и воспринимаете чувства другого телом.

На этом сложность не заканчивается: есть еще одно измерение, еще один изменяющий контекст – другие пары вокруг, ронда. Со временем они из досадных помех и опасных соседей превращаются в спутников, друзей, в поддержку, с ними можно и нужно взаимодействовать, ваша пара становится частью дышащего, целостного организма, поля.

Может потому говорят «в танго как в жизни» (а более опытные танцоры– «в жизни, как в танго»). Есть я, есть другой, мы каждый свой, но мы вместе, мы взаимо-движемся и взаимо-чувствуем, мы в нашей общей истории среди других людей. Жаль только, жизнь не всегда так красива, как танго, а мы в ней не настолько целостны и чувствительны к себе и друг другу.

Я пришел в психотерапию из танго, Эмма – в танго из Гештальта. Вместе, но с разных сторон, мы приходили к пониманию глубокой психологичности телесного взаимодействия более телесному пониманию психотерапии. Не только в теории, но на собственном телесном опыте, разделенном в паре. 
Большинство телесных практик и телесно-ориентированных психотерапевтических подходов фокусируются на внутренних ощущениях, на осознании своего тела. На одиноком теле.

Идея неодинокого тела в изменяющейся среде привела нас к концепции, которую мы назвали “Body-in-Contact”: к телесной осознанности во взаимодействии с другими. Мы многое почерпнули из родственного направления — Embodied Relational Gestalt. Но есть отличие – мы уделяем больше внимания телесному взаимодействию человека с человеком. Мы верим, что собственное тело, так же как свой «психический внутренний мир», можно полно осознать лишь с в контакте с другим телом и в окружении других людей.

Мы создали психотерапевтический курс-группу «Body-in-Contact», которая стартует 23 марта. Приглашаем: http://bodycontact.tilda.ws/

с) Игорь Забута

Телесная личность

«Когда я кладу тебе руку на плечо — Ты начинаешь существовать для меня. И одновременно, благодаря твоему плечу я замечаю свою руку. И начинаю существовать для себя.» (Jean-Marie Robine)

Рядом с кошками мы чувствуем себя иначе. Расслабленными, теплыми, уютными, грациозными, гибкими. Мы становимся немного кошками. За это их и любим.

Достаточно нескольких минут общения и мы чувствуем себя телесно-другими рядом с флегматичным мастиффом и неуемным терьером. Мы ощущаем уверенную спокойную силу или азартную игривость в собственном теле. Со временем хозяева даже становятся похожи на своих собак.

Вы можете вспомнить людей, рядом с которыми не только без слов меняется настроение, но и собственное тело ощущается иначе? С кем-то оно становится детским, подвижным, с кем-то в крови лопаются пузырьки шампанского, с кем-то тело скисает, с кем-то ощущается старым и деревянным.

Мы привычно представляем себе личность, как нечто сотканное исключительно из психики, а общение — нечто, происходящее только на психическом уровне. Но телесное лишь умозрительно отделено от психического. Телесная грань личности так же реальна, как и психическая.И телу, как и «психической личности», необходим другой человек, чтобы осознать себя, проявиться, реализоваться, раскрыться полностью. Тело живет во взаимодействии, в общении, в контакте.

Интересно, как другие люди ощущают свое тело рядом с нашим? И как это можно изменить? К как можно повлиять на собственные «телесные чувства» рядом с ними? Когда-то, в до-психологическую эпоху, люди не умели «разговаривать ртом». Насколько мы сохранили умение разговаривать телом?

с) Игорь Забута, Эмма Кологрирвова
http://bodycontact.tilda.ws/

***
Осталось несколько мест на курс «Body-in-contact». Встречаемся 11 января. Приглашаем!

Регистрация:  http://bodycontact.tilda.ws/

Прикосновение

Прикасаясь к человеку, мы попадаем в его мир. В его теле – память, знаки, архивы всей его жизни. Мы ощущаем их телесно, потому убедительно. Если дать себе время и позволить замечать, изменятся оттенки и тембры, изменится ощущение собственного тела и пространства вокруг него. Наша реальность окрасится и дополнится реальностью другого.

Трогательно смотреть на детские фотографии. В прикосновении возникает подобное чувство: щемящее, искреннее, неизведанно -многомерное. Ведь мы прикасаемся к ребенку внутри взрослого. Впечатления детства самые значимые, они ярче всего отпечатались в теле которое еще было едино с психикой. Там много солнца и воздуха, там вибрирующий мир с красками, которым еще нет названия. Там мохнатые шмели, влекущие запахи, дружелюбные чудовища, сны, которые в нас навсегда, там деревья, цветы и камни такие же живые, как мы сами.

Есть люди, на детском теле которых нарос панцирь взрослости-зрелости. Он состоит из чужих надо-должен, из убеждений, железного характера и чугунного ржавого стержня, из жизни против своего желания. И ты обнимаешь доспехи, прижимаешься щекой к забралу. Кто-то умеет снимать свой панцирь, если чувствует себя в безопасности, кто-то с ним сросся навсегда.  Иногда в теле чувствуются насилие и страх. С таким телом больно двоим. Но нему хотя бы можно прикасаться, можно разглаживать, согревать, растворять его боль.  

Прикоснуться – это как услышать или прочитать, это рассказ, это страницы книги. Как и книга, прикосновение включает воображение, запускает фантазии, оживляет проекции. Мы узнаем о себе больше, чем о другом.  

Можно не только прикасаться, можно двигаться вместе. Разница бОльшая, чем между рассказами о воде и кружкой воды, которую пьешь.  Двигаться вместе – это услышать, прочитать и УВИДЕТЬ. Память, знаки, архивы становятся подвижными, текучими, живыми. В прикосновении, если дать себе время, можно погружаться бесконечно глубоко, но движение дает нам яркость, изменчивость и реальность другого, который не помещается в наших фантазиях.

Сложно принять то, что наше тело для другого человека, прикосновение к нему – такой же глубокий опыт. Он попадает в наш мир, окрашивается нами. Двигаясь вместе мы создаем наш совместный мир, общую, разделенную реальность, более красочную и многомерную, чем две отдельные.

с) Игорь Забута, Эмма Кологривова
http://bodycontact.tilda.ws/

***

Осталось совсем немного мест в группе курса «Тело в контакте». Подход – Embodied Relational Gestalt, фокус – телесность во взаимоотношениях с другим.

Регистрация, подробности и вопросы:
http://bodycontact.tilda.ws/ или
Viber: 066-356-28-26 (Эмма)

Между

Есть люди, рядом с которыми мы влюбляемся в себя. Думаем, что в них.

И то и другое правда: мы влюбляемся в «между», в то, чем соприкасаемся. Мы в такие моменты и находимся «между», мы — то, чем соприкасаемся. Иногда это похоже на тонкую пунктирную линию, иногда на символ инь-янь. Иногда мы смешиваемся в мутную эмульсию, или слоями — в Кровавую Мэри, или создаем нечто чистое и прозрачное, вроде Мартини.

Мы чувствуем свою уникальность с каждым человеком. С каждым – другую уникальность. Это не маски, это то, что есть. Это и есть я, разный в зависимости от того, с кем. Разного цвета, разной фактуры.

Свою разность можно ярко почувствовать в танго. Разные партнерши – разное самоощущение. Но не только партнерши разные: мы сами разные в зависимости от того, с кем танцуем. В Танго-терапии мы практикуем упражнение с очень быстрой сменой партнеров, при этом у партнерш закрыты глаза. Отзывы: «Я была десятью разными женщинами», «Мне казалось, что меня зовут по-разному», «Во мне сейчас остались все партнеры, с которыми танцевала», «Когда я оставалась на секунду одна, я исчезала».

Удивительно то, что сказанное верно и о других людях. Они обретают особую уникальность, цвет и фактуру, общаясь с нами. Они соприкасаются и смешиваются с нами, растворяются в нас. Они уникальны рядом с нами, они не могут себя повторить такими ни с кем другим.

Есть люди, которые влюбляются в себя рядом с нами.

с) Игорь Забута, психотерапевт, преподаватель танго
http://tango-therapy.com.ua/

***
Еще есть насколько мест в группе «Тело в контакте».
Это особая группа в подходе Embodied Relational Gestalt, она тоже «между», с фокусом на телесном во взаимодействии с другим.

Начинаем 7 декабря.

Детали и регистрация:
http://bodycontact.tilda.ws

Какое у тебя ко мне тело?

Ученица — прекрасная партнерша, чувствительная, пластичная, мягкая. Везде, кроме спины, лопаток. По ощущениям там пластины брони. Мышцы настолько мощные, что сгибают позвоночник, втягивают грудную клетку вовнутрь. По чувствам-фантазиям там годы давящей ответственности и цементирующей тревоги. Почти некуда вдыхать. Спина старше всей остальной партнерши лет на десять.

Кажется, чтобы расслабить эти мышцы, выпрямить спину, освободить грудь, нужны годы поглаживаний, мягкого климата, термальных источников с мулатами-массажистами и диета из праны с шампанским. Даже не пытаюсь что-то с этим сделать, ищу способ как-то обойти, как танцевать с такой спиной.

Прощаемся, обнимаемся, отходим на шаг, обнимаемся еще раз. Тут обоим приходится дотягиваться. И вот под руками у меня совсем мягкая спинка, дышащая, легкая, живая. Так бывает? Так есть. Партнерша вроде та же, контекст другой. Другой контекст – другое тело.

О теле с его зажимами, мышечным панцирем, привыкли думать как об мебели, которая не меняется, всегда одинаковая, независимо от того, куда ее ставим, смотрим ли на нее.
Если позволить себе немного сместить перспективу, можно увидеть, как тело меняется в зависимости от поля, в котором находится, от фигуры, с которой вступает в контакт, и от содержания, характера этого контакта. Оно не существует отдельно.

«Люди меняют свою позу под чужим взглядом» (Лена Эрнандес). Можно сказать больше: люди меняют свои тела рядом с другими.

с) Игорь Забута, Эмма Кологривова

7 декабря мы начинаем новый курс «Body in Contact». Он вырос из пяти лет опыта Танго-терапии, в нем – самое эффективное и глубокое. Для себя мы назвали его «Танго без фигур». Он про тело в контакте с другим: про телесную чувствительность к другому и к себе, умение вести и следовать, обнимать, телесно изменять другого и изменяться самому рядом с другим, о целостности ощущений и чувств, психического и телесного.

Еще осталось несколько мест.

Регистрация:
http://bodycontact.tilda.ws/

Viber: 066-356-28-26 (Эмма)