***

«Мы живем в мире плохо пересказанных людей.» (iz)

***

На группе услышал, что психотерапевт должен быть тупым, ленивым и аморальным. Выходит, мне с первого класса пытались донести — «вот твое призвание, ты просто создан для этого!». Только совсем другими словами.

Вспомнилось

Возвращаюсь поздно вечером домой, прохожу мимо скамейки во дворе. Интеллигентно подогретый мужчина встает мне навстречу, жестом просит прикурить. Задумчиво покачиваясь смотрит в глаза.

— Это лицо. Оно вам идет.
— Спасибо, мы давно вместе.

Теперь с этим жить. Теперь смотрю на проходящего мимо человека и невольно думаю, а идет ли ему это лицо.

Прораб

Голова очень мешает спать в самолете. Прикреплена в неудачном месте, не фиксируется, болтается, от нее болит шея. Соседка – миниатюрная китайская девочка лет 10-15, пытается заснуть, но у нее тоже голова. Плавно и медленно роняет ее в разные стороны. У меня аналогичные проблемы, но удается слегка задремать.

Просыпаюсь от удара в висок. Очень твердые лбы у этих китайских детей, так сразу и не подумаешь. Извиняемся, смеемся. Девочка возвращается к поединку с головой, проигрывает, роняет ее мне на плечо. Дышит ровно, чего-то удовлетворенно бормочет. Вскакивает, смотрит на меня с выражением «Ты кто такой и как ты оказался в моей… самолете?!». — Excuse me, — you are welcome, смеёмся. Летим дальше. Почти час ночи, спать очень хочется.

После надцатого круга головой терпець у девочки урвався. Снимает тапки, ноги под себя на кресло, двумя руками сдвигает мое плечо в удобное для нее положение, добросовестно умащивает на него осточертевшую голову. Всё молча. Вздыхает, отключается.

И вдруг начинает храпеть. Как пьяный прораб в цистерне. Люди оборачиваются, им интересно, где прораб. Я держу глаза показательно открытыми, мне почему-то важно, чтобы не подумали, будто это я так храплю. Скоро сели, прораб в теле китайской девочки вежливо извинился и ушел. Я не выспался.

Пхачь и копать

Польский такой выразительный. На двери туалета в кафе написано «Пхачь». Понятно и энергично. Толкнул, не открывается. Перестроил сознание, пихнул. Пхнул. С тем же успехом. Официантка подсказывает: «Потшебно моцно копачь! » Так приятно, когда тебе вовремя дают право моцно копнуть.

В детстве я был очень добрым мальчиком

В детстве я был очень добрым мальчиком и часто мечтал, чтобы все люди исчезли. Все на всей планете. Я бы тогда бродил с котом по заброшенным городам, питался эскимо и никогда не ходил в школу.

Варшава, старый город. День свободен, можно облазить всё. Но ливень, холодно, гулять можно только от навеса к навесу, от кофе к еще кофе. Промокать больше нечему, я фактически купаюсь в Варшаве. Но чувство такое приятное, будто что-то большое и хорошее сбылось. Людей то нет. Совсем. Я один в старом городе! Весь мой. А эскимо есть и кофе есть. На таких условиях можно и без кота, да и жалко, замёрз бы совсем.

Собака – идеальный объект для проекций

Кто не любит собак, тот не любит себя. Что-то он такое своё на них проецирует, что вызывает ненависть. Равнодушие – другой вопрос, у него свои причины.

У меня было несколько собак. Не буду о них, — это теплые, но печальные истории, потому что тех собак уже нет, а я есть. Хоть и не весь. Когда умирает собака, умирает часть личности хозяина.

А о теперешней собаке можно. Брал ее щенком, выдавали за помесь с джек-расселом. Обманули. Там в роду точно был Перлз с его пищевой метафорой или сама пищевая метафора. Эта собака видит смысл жизни в контакте с внешним миром, но этот контакт она осуществляет исключительно через зубы. Она ест внешний мир, фанатично и непрерывно. 

Читать далее «Собака – идеальный объект для проекций»

Секс разбудил меня в половине пятого утра

Секс разбудил меня в половине пятого утра. Размеренными медленными волнами глубоких, даже ниже чем грудных мурлыканий и стонов, с какими-то звериными гармониками, даже со слегка ощутимой вибрацией.

Он входил в открытое окно, которое смотрит во двор-колодец старого дома, где любой звук смазывается, размывается и дробится на тысячи маленьких влажных липких эхо. Постепенно мой с вечера утомленный мозг стал различать два… даже три женских голоса. Странно только, что одинаковых. Оргия с тройняшками во дворе, обычное дело, — услужливо подсказал мозг и попытался уснуть меня обратно.

Читать далее «Секс разбудил меня в половине пятого утра»

В ночь с пятницы на субботу Краков пьет водку

В ночь с пятницы на субботу Краков пьет водку. В старом городе броуновское движение, средний возраст — студент, атмосфера бухой доброжелательности и осторожной толерантности, респектабельные заведения, похоже, меняют вывески с «Что-то под чем-то» на просто «Водка», язык не важен, все друг друга понимают, если нет, пофиг. Возле Макдональдса самые усталые тела меланхолично реанимируют себя дарами фастфуда.

Девушка комплекции «кровь с молоком» (сравнение травматичное для живого воображения, кровь вычеркиваем, молоко жидковато, сгущенка — самое оно) добыла сигарету и безуспешно пытается выкопать из сумочки зажигалку. Тела оживляются, четыре руки одновременно протягивают четыре зажигалки. Краткий обмен раздраженными взглядами, смех, where are you from? really? Забытая сгущенка обиженно уходит.


На выходе из старого города парк, темно и прохладно, липы и жасмин, парочки на скамейках. Забытое состояние, в котором завтра не бывает, а если оно и случится, то нескоро, возможно, в следующей жизни или вообще на следующей неделе.

Краков, парк, пять утра,

Краков, парк, пять утра, огромные липы, запах можно собирать, комкать и рассовывать по карманам. Плющ, папоротник, брукивка, старые каменные стены, жасмин. Два аромата смешиваются в полосы тумана над скамейками.

Парочка то ли ранняя, то ли с ночи, девушка сидит по-турецки, голова парня у нее на коленях. Одной рукой она гладит его, другой что-то обиженно рассказывает.
Подхожу ближе, вижу и слышу яснее.

«А він мені говорить, що я інфантильна! А ти мені нічого не говориш..». Черный пушистый немец громко вздыхает и прижимается лбом к руке.
Проекции. Иногда я хочу побыть такой собакой и задумываюсь о том, как оно, быть такой девушкой.

Шмели

В детстве я ловил шмелей. Большую часть времени. Солнце, банка, клумба. Медленно и нежно накрываешь шмеля ладошкой, он щекотно жужжит, садишь в банку, ищешь следующего. Меня завораживали их большие красные и белые попы и тембр голоса, особенно когда выпускаешь из банки десяток. Не было двух похожих шмелей, каждый был уникальной личностью, и не было большего счастья, чем подержать его в руке. Я не задумывался над тем, зачем и для чего они мне нужны, какие чувства вызывают, из какого чувства я их ловлю и что для меня в этом. На сколько я сейчас понимаю, из чистого чувства шмеля. Шмель = счастье.

Дисклеймер:
1. Шмели не кусаются. 
2. Летающие женщины с большой попой в красной или белой юбке, поющие басом… — это ваши фантазии, не мои.

Участник группы рассказал:

Участник группы рассказал:
Украинка и француз. Почти не понимают друг друга. Любовь с первой проекции. Пол-года жили душа в душу. Выучили язык, поговорили. Всё стало сложно и неприемлемо.
Очень про танго. Мы такие прекрасные потому, что танцуем молча.

кофе никакой

Есть в Ровно такая кавярня, рядом с ней приятно выпить кофе в машине с сигаретой. Заказываю свою любимую Костарику, долго рассчитываюсь пятисоткой. Довольный сажусь в машину, закуриваю, включаю фб. Но чего-то не хватает, не пойму чего.

Из кафе выходит бариста и так смущенно «Ми не знаємо, може це так треба. Просто вчора ви зробили те саме». И протягивает мне забытый стаканчик с кофе.

Я ж помню, вчера уезжал с впечатлением, что кофе никакой, без послевкусия.

За окном пролетают не только дети

За окном пролетают не только дети до восьми лет. Я честно пытаюсь попасть в офис, но меня сносит в кафешку. У прилавка мальчик. Серьезный, очень заземленный, сферический такой пацан лет семи. Смотрит. Если бы Патанджали увидел его уровень концентрации, он бы съел свой каремат.

… Мальчик смотрит на круассан…

Он не просит его купить. Он смотрит на него и видит его. Я бы даже сказал, они видят друг друга. Круассан едва заметно смущенно подергивается.

И это напряженное мистическое слияние прозаично и брутально, как кирпичем в лобовое стекло, раскалывается маминым «Потом, на обратном пути».

Мальчик со скрежетом выходит из транса. Неспешно разворачивается всем собой к этой женщине. И глубоким басом так спокойно выдает: «Нет. Щас и туточки.»

Мне хотелось пожать ему руку, взять автограф, сказать что-то вроде «Дорогой Фриц, как хорошо, что ты снова с нами!» Постеснялся.
Просто первый раз в этой жизни заказал латте с круассаном вместо эспрессо с сигаретой.

В моей жизни появилась женщина,

В моей жизни появилась женщина, на которую я почти всё время смотрю с открытым ртом. То, что она делает, изумительно. Доверяю ей. Готов стерпеть от нее боль и нарушение границ. Сегодня утром в мрачном настроении и с жужжащими от мыслей мозгами встречаю ее на улице. На поздороваться ресурса нет, слишком сложно вспомнить, какие там слова принято говорить. Смог только кивнуть и пройти мимо. Поймал себя на том, при взгляде на нее рот сам по себе широко открылся. И я так и продолжаю идти с открытым ртом и чтобы закрыть его, требуется немалое волевое усилие.

Я к чему. Если кому нужен хороший стоматолог, готов рекомендовать.

Дементоры среди нас

Возвращаюсь утром с тренировки. Спортивный костюм, поверх длинная черная кофта с большим капюшоном, — вид нелепый и мрачный. Захожу в лифт, за мной женщина с девочкой лет трех-пяти. Есть такие девочки с абсолютно спокойным, невероятно умным проницательным взглядом. Они что-то знают.

Побаиваюсь их. Не зря.
— Мама, смотри, монах!
Дальше осуждающе:
— В спортивных штанах! … Наверно сбежал… ДАВАЙ ЕГО СЕБЕ ЗАБЕРЕМ!
Мама, смущенно-задумчиво:
— Папа будет против.
Взглядом даю понять девочке, что я тоже против. Дальше сюр.
— … а может это дементор… мелкий. А давай…
— Не нужен тебе дементор, у тебя уже крыса есть!

Что-то нужно делать с гардеробом.