В ночь с пятницы на субботу Краков пьет водку

В ночь с пятницы на субботу Краков пьет водку. В старом городе броуновское движение, средний возраст — студент, атмосфера бухой доброжелательности и осторожной толерантности, респектабельные заведения, похоже, меняют вывески с «Что-то под чем-то» на просто «Водка», язык не важен, все друг друга понимают, если нет, пофиг. Возле Макдональдса самые усталые тела меланхолично реанимируют себя дарами фастфуда.

Девушка комплекции «кровь с молоком» (сравнение травматичное для живого воображения, кровь вычеркиваем, молоко жидковато, сгущенка — самое оно) добыла сигарету и безуспешно пытается выкопать из сумочки зажигалку. Тела оживляются, четыре руки одновременно протягивают четыре зажигалки. Краткий обмен раздраженными взглядами, смех, where are you from? really? Забытая сгущенка обиженно уходит.


На выходе из старого города парк, темно и прохладно, липы и жасмин, парочки на скамейках. Забытое состояние, в котором завтра не бывает, а если оно и случится, то нескоро, возможно, в следующей жизни или вообще на следующей неделе.

Краков, парк, пять утра,

Краков, парк, пять утра, огромные липы, запах можно собирать, комкать и рассовывать по карманам. Плющ, папоротник, брукивка, старые каменные стены, жасмин. Два аромата смешиваются в полосы тумана над скамейками.

Парочка то ли ранняя, то ли с ночи, девушка сидит по-турецки, голова парня у нее на коленях. Одной рукой она гладит его, другой что-то обиженно рассказывает.
Подхожу ближе, вижу и слышу яснее.

«А він мені говорить, що я інфантильна! А ти мені нічого не говориш..». Черный пушистый немец громко вздыхает и прижимается лбом к руке.
Проекции. Иногда я хочу побыть такой собакой и задумываюсь о том, как оно, быть такой девушкой.

Шмели

В детстве я ловил шмелей. Большую часть времени. Солнце, банка, клумба. Медленно и нежно накрываешь шмеля ладошкой, он щекотно жужжит, садишь в банку, ищешь следующего. Меня завораживали их большие красные и белые попы и тембр голоса, особенно когда выпускаешь из банки десяток. Не было двух похожих шмелей, каждый был уникальной личностью, и не было большего счастья, чем подержать его в руке. Я не задумывался над тем, зачем и для чего они мне нужны, какие чувства вызывают, из какого чувства я их ловлю и что для меня в этом. На сколько я сейчас понимаю, из чистого чувства шмеля. Шмель = счастье.

Дисклеймер:
1. Шмели не кусаются. 
2. Летающие женщины с большой попой в красной или белой юбке, поющие басом… — это ваши фантазии, не мои.

кофе никакой

Есть в Ровно такая кавярня, рядом с ней приятно выпить кофе в машине с сигаретой. Заказываю свою любимую Костарику, долго рассчитываюсь пятисоткой. Довольный сажусь в машину, закуриваю, включаю фб. Но чего-то не хватает, не пойму чего.

Из кафе выходит бариста и так смущенно «Ми не знаємо, може це так треба. Просто вчора ви зробили те саме». И протягивает мне забытый стаканчик с кофе.

Я ж помню, вчера уезжал с впечатлением, что кофе никакой, без послевкусия.

За окном пролетают не только дети

За окном пролетают не только дети до восьми лет. Я честно пытаюсь попасть в офис, но меня сносит в кафешку. У прилавка мальчик. Серьезный, очень заземленный, сферический такой пацан лет семи. Смотрит. Если бы Патанджали увидел его уровень концентрации, он бы съел свой каремат.

… Мальчик смотрит на круассан…

Он не просит его купить. Он смотрит на него и видит его. Я бы даже сказал, они видят друг друга. Круассан едва заметно смущенно подергивается.

И это напряженное мистическое слияние прозаично и брутально, как кирпичем в лобовое стекло, раскалывается маминым «Потом, на обратном пути».

Мальчик со скрежетом выходит из транса. Неспешно разворачивается всем собой к этой женщине. И глубоким басом так спокойно выдает: «Нет. Щас и туточки.»

Мне хотелось пожать ему руку, взять автограф, сказать что-то вроде «Дорогой Фриц, как хорошо, что ты снова с нами!» Постеснялся.
Просто первый раз в этой жизни заказал латте с круассаном вместо эспрессо с сигаретой.

В моей жизни появилась женщина,

В моей жизни появилась женщина, на которую я почти всё время смотрю с открытым ртом. То, что она делает, изумительно. Доверяю ей. Готов стерпеть от нее боль и нарушение границ. Сегодня утром в мрачном настроении и с жужжащими от мыслей мозгами встречаю ее на улице. На поздороваться ресурса нет, слишком сложно вспомнить, какие там слова принято говорить. Смог только кивнуть и пройти мимо. Поймал себя на том, при взгляде на нее рот сам по себе широко открылся. И я так и продолжаю идти с открытым ртом и чтобы закрыть его, требуется немалое волевое усилие.

Я к чему. Если кому нужен хороший стоматолог, готов рекомендовать.

Дементоры среди нас

Возвращаюсь утром с тренировки. Спортивный костюм, поверх длинная черная кофта с большим капюшоном, — вид нелепый и мрачный. Захожу в лифт, за мной женщина с девочкой лет трех-пяти. Есть такие девочки с абсолютно спокойным, невероятно умным проницательным взглядом. Они что-то знают.

Побаиваюсь их. Не зря.
— Мама, смотри, монах!
Дальше осуждающе:
— В спортивных штанах! … Наверно сбежал… ДАВАЙ ЕГО СЕБЕ ЗАБЕРЕМ!
Мама, смущенно-задумчиво:
— Папа будет против.
Взглядом даю понять девочке, что я тоже против. Дальше сюр.
— … а может это дементор… мелкий. А давай…
— Не нужен тебе дементор, у тебя уже крыса есть!

Что-то нужно делать с гардеробом.