Измена

В последнее время много работал с изменой, с чувствами тех, кто изменил и кому изменили. И с клиентами в свободных отношениях, где измена, вроде как невозможна. Постепенно стало вырисовываться понимание измены в концепциях фигура-фон, поля и цикла контакта. Хочу поделиться.

Мне проще понимать измену, как нарушение двух необходимых условий отношений. Первое условие: два человека являются друг для друга фигурами. У меня есть некий голод. Голод близости, сексуальный голод, любой другой аппетит. Или боль. Человек, который способен удовлетворить этот голод, утолить эту боль, становится для меня фигурой. Если повезет и контуры наших аппетитов и травм совпадут, я тоже могу стать утоляющей голод фигурой для него.

Голод не постоянен, он возникает, удовлетворяется, исчезает. Потому мы не являемся друг для друга фигурами 24х7. Фигурам положены выходные и сон. Отсюда второе необходимое условие отношений – договоренность. Явная или негласная договоренность о том, что когда голод возникнет, я буду утолять его через тебя. А ты свой голод – через меня. И я буду предоставлять ресурсы для утоления твоего голода, а ты – для удовлетворения моего. Тут мне кажется удачным слово commitment. Если другой человек вызовет мой интерес, если возникнет другая фигура, я прерву цикл контакта с ней еще до стадии «полного контакта». Эта договоренность обеспечивает стабильность, длительность отношений и целевое использование ограниченных ресурсов (времени, денег, потенции, «душевных сил» и т.д.).

При измене возникает новая фигура — некий третий человек, интерес к нему, желание удовлетворить свой голод с ним. Для кого-то этого достаточно, уже чувствуется как измена. Нарушено первое условие отношений. Второе условие: с этой фигурой я прохожу весь цикл контакта (завершаю цикл измены), чем нарушаю договоренность. Если commitment возникает с этим третьим человеком, под угрозой стабильность и ресурсы существующей пары.

Если я узнаю о возникновении у партнера другой фигуры — это удар по моей уникальности (или по «нарциссической голове»), травма уникальности. Мы существуем, отражаясь в глазах другого, наша личность происходит в контакте с другим. Если возникает другая фигура, то моя (я в восприятии партнера) растворяется в фоне. Как в кислоте. Это больно. Это своего рода моя смерть в контакте с партнером.

Тайная, не озвученная измена так или иначе изменяет поле пары. Контакт с одним партнером начинается до завершения пост-контакта с другим, происходит контаминация, замутнение контакта. И так раз за разом. Если только не владеть какими-то сверхэффективными навыками психогигиены.  

В свободных отношениях есть договор об отсутствии commitment’a: допускается возникновение других фигур и полный цикл контакта с ними. В условно-свободных отношениях есть дифференциация: допускается удовлетворение только какого-то определенного, дозволенного голода, например, сексуального. Но не голода близости, или интеллектуального голода. No-commitment не означает, что кто-то из пары не может почувствовать себя преданным, особенно, если «на стороне» удовлетворяется «недозволенный» голод. Потребность чувствовать себя уникальным не отменяется, а растворение в фоне всегда болезненно. Я не так много работал со свободными отношениями у клиентов, но у меня сложилось впечатление, что травматичность им присуща по умолчанию.

Если ресурсов много, а голод утолить не удается, или если с разными людьми удовлетворяются разные аппетиты, возможны полигамные отношения: повторяющееся оживление и растворение нескольких фигур поочередно. Это имеет свои бонусы и свою цену. Она в каждом случае индивидуальна, и каждый сам решает, принять ее или нет.

Если рассматривать отношения как систему, а измену – как явление в поле пары, появляется объем и симметрия. Один не может удовлетворить свой голод в сложившейся системе, другой – не способен ему помочь, или нарушает договоренность — не предоставляет ресурсов для удовлетворения голода партнера. Иногда удовлетворение голода с другой фигурой и есть творческое приспособление. Не одного из партнеров, а пары. Как способ продолжать отношения, заплатив цену.

Измена субъективна. Для кого-то зыбкие очертания другой фигуры в поле – уже измена (библейское понимание). Кто-то изменяет любимой женщине с женой. В свободных отношениях секс на стороне – не измена, а цена за свой секс на стороне. Если клиент так чувствует, так и есть.     

Что показалось важным в работе. И с теми, кому изменили и с теми, кто изменил:   

  • Обнаружение, легализация и проживание запрещенных чувств. Их множество: от сожаления, что не догадалась раньше, до радости от обретенной свободы сделать то же самое.
  • Осознание голода, который не удовлетворяется в паре.   
  • Понимание системной обусловленности, вклада, авторства обоих партнеров в происходящее. Особенно в случае затапливающей вины или стыда у одного из них.
  • Осознание цены и готовности ее платить.

(с) Игорь Забута; izabuta.com

Спаньоло Лобб. Записки со специализации (1)

Закончился первый модуль терапии пар у Спаньоло Лобб. В завершение Маргерита попросила каждого сказать только одно слово, самое необходимое и важное. Я чувствовал два слова, второе было «искренность», его и сказал.

Искренность была во всем, что происходило три дня. Маленькая, стройная, мягко-хрупкая женщина, Видно, что ей лет и лет, но кажется, будто годы, как вода, вымыли всё тяжелое, темное, притворное. Осталась легкость, покой, доброта и искренность.

Утро первого дня было спокойным погружением в красивый многомерный мир. Просто и ясно о сложном из личного, прожитого опыта.

После обеда, кто по сети, кто от соседа, участники один за другим стали узнавать — умер Медреш. Для многих в группе он был учителем, коллегой, другом. Шок, слезы, горе. Маргерита просила об этом говорить, говорила сама. Рассказала, как в середине сессии узнала, что умер ее терапевт – Изадор Фром, как она довела сессию до конца, ради него и того, чему он учил ее. Подходила к тем, кто плачет, обнимала, брала за руки и смотрела в глаза, целовала пальцы. Насколько это было возможно, помогала прожить утрату.

Для меня утрата не была личной. Я только читал книги Медреша. Думал пойти к нему на терапию. Было больно присутствовать среди страдающих людей. Была даже зависть: им хоть и больно сейчас, но в их жизни он был, они у него учились и с ним работали. Но кроме боли и комка в горле, было ощущение некой привилегии – находиться здесь и видеть искреннюю, настоящую поддержку, сочувствие в группе. Терапевты – они умеют, когда нужно, снять шапочки и стать профессионально человечными.

Второй и третий день – работы, вопросы. Искренние, такие добротные ответы на все вопросы без различения плохой-хороший, с разворотом вопроса на спрашивающего – «в чем твоя личная потребность?». Много интересной теории, которую сложно назвать теорией. Чувствуется, что Маргерита ее прожила, это ее личный опыт, она из тех, кто эту теорию создавал и проверял.  

Впечатлило ее особое отношение к группе. Большинство тренеров – родители. Родители должны воспитать ребенка, на них тяжесть ответственности. Они хотят сделать его каким-то и кормят полезной едой. Бабушка ничего не должна, она просто любит. У нее бесконечно много времени для внуков, много мудрости, которой она делится, если попросить. Если не попросить, просто кормит самым вкусным, что у нее есть.  

В завершение переводчик сказала свое одно слово – «любовь». Это было первое слово, о котором я думал.

Почему ты со мной (не) танцуешь?

На милонге как в жизни: есть мужчины, есть женщины. Они выбирают друг друга. С кем-то хотят танцевать, с кем-то нет. С кем-то хотят знакомиться, создавать семью, хотят секса, дружбы, с кем-то нет. Милонга – лаконичная ситуация выбора, тест на привлекательность и востребованность. Как в танго, так в жизни.

Ведь правда?

Легко в это поверить. Соблазн масштабировать, вот прямо эту милонгу на всю-всю свою жизнь, очень велик. Хорошо, что жизнь многомернее. Можно быть востребованной партнершей в танго и одинокой женщиной в жизни. Можно просидеть без единого приглашения весь вечер, но тебя ждет любимый человек и друзья. Танго – специфическая ситуация, она не описывает и не занимает всю жизнь. Понимание того, что ситуация имеет границы, она не глобальная и не бесконечная, позволяет с ней соприкоснуться и даже пытаться что-то изменить.

С кем-то танцуют, с кем-то нет. На это есть множество понятных и очевидных причин. Я хочу поговорить о менее понятной, но, возможно, о самой существенной причине. Ее называют проективной идентификацией. Психотерапевты, чтобы не ломать язык, иногда называют ее просто трансференцией. Это ужасно неправильно, но они ужасные люди.

Котята, маленькие дети и еноты обладают способностью вызывать у нас чувства всего спектра мимимишности. Это их эволюционное достижение. Взрослые люди тоже способны ни сказав ни слова, просто своим видом вызывать у нас самые разные фантазии, ожидания, проекции. Не так мощно, как еноты, но могут.
Вот сидит девушка. Просто сидит. Но уже хочется защищать и заботиться. Вот красивая женщина. Рядом с ней возникает вопрос «А достоин ли я?». Вот мужчина, добродушный весельчак, с ним безопасно. От кого-то фонит превосходством, от кого-то неуверенностью, от кого-то спокойствием и обещанием поддержки.

Каждый из нас что-то бессознательно транслирует другим. Реакции на трансляцию могут быть такими же разными, как на одну и ту же песню по радио у разных людей. Реакции часто полярные, но это одна и та же песня. Трансференция – сложная штука. С одной стороны, я склонен навешивать на незнакомого человека свой опыт и фантазии, с другой стороны, этот человек как-то сам умеет вызывать определенные проекции. Оба процесса (вызывать проекции и проецировать) бессознательны и результат зависит от двоих.

Почему красивым, молодым и продвинутым партнершам часто предпочитают кого-то на порядок «скромнее»? Вот потому. Трансференция.

Как выяснить свою трансференцию?
Спросить. Кто-то скажет правду. Может быть.

Допустим, хватило смелости и искренних людей вокруг. Выяснили. Что с ней делать?

Трансференцию можно изменить, если измениться самому. Десяти лет терапии или медитации может быть достаточно. Но просто знать – уже немало. Знание уменьшает простор для собственных мрачных фантазий. Можно считать, что со мной не танцуют, потому что я (перечень ужас-ужасов). А можно знать, что я транслирую непонятную угрозу, такая у меня трансференция, такой защитный механизм, он обеспечивает мою безопасность. Знание дает возможность собственную трансференцию каким-то образом декорировать. Если в вашем взгляде написано «не подходи, убью», можно добавить искорку иронии и дополнить послание чем-то утешительным, вроде «но не сегодня».

Есть соблазн сделать какое-то общее утверждение. Что-то вроде «танцуют с теми, у кого классная трансференция, кто «обещает» не оценивать, поддерживать, с кем будет легко». Для кого-то это утверждение верно, для кого-то нет. Кому-то нужен вызов. А есть такие, кто пришел в танго подтвердить себе, что ничего не стоит и никому не нужен. Ваша трансференция может одних отпугивать, а других привлекать. Это тоже можно выяснить.

Для эффективной трансференции, нужно сохранять молчание и неподвижность. Легко проецировать на белый экран. Если выражать себя, показывать свой фильм, для чужих проекций останется меньше места. В переводе на человеческий язык: не сидите как статуя, выражайте себя, общайтесь словами. Не то чтобы вас так лучше поняли, просто вы окончательно всех запутаете. Но сузите поле для фантазий.

Есть еще один способ разобраться, почему со мной (не) танцуют. Он сложнее и, возможно, болезненее, чем кажется: разобраться, почему и с кем я сам (не) танцую. И допустить, что мое отношение к другим считывается и в какой-то мере определяет их отношение ко мне. Возможно, выводы будут касаться не только танго и объяснят что-то в «реальной» жизни.

с) Игорь Забута, психотерапевт, izabuta.com

Согреть и согреться

Буэнос-Айрес, начало прошлого века. Десять мужчин на одну женщину. В борделях многочасовая очередь, проститутки работают на износ. Мужчины далеко от дома, от жен, девушек, от матерей и сестер. Они приехали с надеждой заработать большие деньги и привезти семью, но сейчас они бедны, разочарованы до отчаянья, будущее видится темнее и холоднее настоящего. Бордель. Очередь.Чего хочется?
Женщину. Нормальную. Обнять.

Говорят, танго возникло в борделях. Более осторожные исследователи говорят, что да, только танцевали его не с проститутками. Мужчины танцевали друг с другом, чтобы чем-то занять время в ожидании своей очереди. А еще говорят, что всё это пошло-романтизированные выдумки.

Достоверно известно, что мужчины учились танцевать танго с мужчинами. Школ не было, были практики. Новички учились танцевать за партнершу: «ты не можешь повести на фигуру, которую сам, как партнерша, не умеешь исполнять». Когда их уровень, как партнерши, объявлялся достойным, они начинали танцевать за партнера. С новыми новичками мужчинами.

(А еще говорят, что женщины танцевать не учились. Партнеры были настолько хороши, что могли повести любую женщину, даже ту, которая впервые стала на пол. Другие говорят, что женщины втихаря учились дома. Но про женщин правды никто никогда не знает.)

Через несколько лет, когда партнеры становились круты, как израильский спецназ, метры вели их на милонгу. Там появлялся шанс обнять настоящую женщину, всю целиком из женщины. И если это случалось… После нескольких лет танцев с мужиками, после многих лет тактильного и эмоционального голода, это было потрясающим опытом. Женщины не только на ощупь другие. В них встроена способность следовать, податливость, у них совсем другая энергия. Мужчины обнимали не только женщину перед собой. В этих объятиях была тоска по оставленной на родине любимой, возможно, навсегда утраченной, и по маме, по сестре, и по дочке. По теплу и любви женщины.

Может поэтому тангерос умеют обниматься. Они обнимают не за плечи, не за спину, не руками. Они обнимают за спинной мозг всем своим существом. Кто-то обнимает мягко, но настолько глубоко, что можно ясно ощутить форму своего и чужого сердца и желудка. Кто-то – нежно, трепетно, как ветерок, но насквозь. При этом искорки в лимбическом мозгу поджигают ошалевшим бабочкам крылья. А еще ощущаешь смысл слов «бережно» и «уважение» и разницу между похотью и страстью.

Чаще это даже не страсть, а щемящая нежность. Нежность-тоска по тому, что было или могло быть, по тому, что не сбудется. Мечта согреть и согреться. В танго она может сбыться на 12-15 минут. Часть тепла этих минут можно унести с собой, оставить в своей жизни.

(с) izabuta.com

Приглашаем на курс Танго-терапии. Обнимать, согревать и согреваться.

Регистрация:
http://tango-therapy.com.ua

Катализатор изменений

— У вас на курсе я познакомился со своей женой.
— Так вы же вместе пришли?
— Да, но познакомился я с ней здесь.

Танго меняет людей и то, что между людьми. Само, просто за счет соприкосновения с ним.

Иногда приходят пары, которые в основном молчат. Так внимательно молчат. Просто танцуют, выполняют упражнения. Если разговаривают, то тихонько друг с другом, особо с нами не делятся. А в конце курса сообщают, что стали совсем иначе видеть друг друга и иначе общаться. И правда, иначе.

Танго для такой пары — это ситуация, в которой оба одинаково некомпетентны, а привычный способ вырулить – слова — почти не работает. И кроме секса у них почти нет опыта двигаться синхронно, телесно взаимодействовать. А хочется. В такой ситуации сложно не научиться новому и не измениться.

— Кто эта женщина? Вон та, красивая. Она раньше была?
— Ну да, это же ***.
— Точно, она. А что она с собой сделала?
— Похоже, ничего. В первый раз — ничего. Да, красивая.

Первое занятие. Женщина непонятного возраста. Старается быть невидимой, получается хорошо. Может красивая, может нет, не видно: бесформенное длинное платье, много макияжа, волосы закрывают лицо, прячет глаза. Последнее занятие: смелое платье и каблуки подчеркивают обалденную фигуру, взгляд теплый открытый, кожа светится. Не видеть ее невозможно, взгляд оторвать тоже.

Приходят робкие трепетные мужчины, которые раскрываются как брутально-элегантные мачо. А еще, приходят бестелесные сотканные из чистой психики девушки, которые со временем начинают двигаться так, что хочется спросить, законно ли это.

Как это происходит? Мы может только предполагать, мы можем верить сказанному самими участниками, но, на самом деле, мы не знаем.

А еще танго позволяет убедиться, что существуют другие:

«Я перестала бояться близости. Раньше я ждала, что любые отношения, если возникнут, будут такими же, как те, что были. Травмирующими, зависимыми, какие там еще есть умные слова? Я ведь та же. А здесь почувствовала: с каждым партнером по-другому, и я становлюсь с каждым другой, совсем другой. То, каким будет танец, зависит не только от меня. От этого легче.»

На курсе танго-терапии мы видим изменения, для которых не прилагаем усилий. Мы не знаем, как раскрыть свою красоту, как эффективно общаться, как перестать прятаться, как вернуть себе тело. Это может нащупать каждый только сам для себя. Мы создаем безопасную обстановку, даем время впечатлиться происходящим, осознать новый опыт. Дальше работает танго.

Регистрация на курс:
http://tango-therapy.com.ua

Просто, естественно, вместе

В танго хорошие танцоры двигаются так же, как в обычной жизни: просто и естественно. С одной поправкой: одни двигаются так, чтобы это было возможно, удобно и приятно делать вместе.

«Вместе» ограничивает. Движения должны быть понятны и предсказуемы, удобны для обоих. Нужна ровная ось, стабильные объятия и прочная связь между полом-стопами и областью контакта. Вместе не всё можно.

Но «вместе» и расширяет возможности. За счет того, что нас двое, за счет взаимодействия, мы можем двигаться с большей плавностью, шаги могут быть длиннее, динамика — интенсивнее. Вместе мы можем полнее выразить многослойную музыку танго. И главное: мы можем выразить ее друг другу.

Говорят, в танго ошибок не бывает. Пока вы вместе, можно всё. Не вместе, – танго закончилось.

Ограничения, которые налагает «вместе», не означают несвободу. Одно из определений хорошей партнерши: та, которая не ограничивает свободу партнера. То же верно и для хорошего партнера. В идеальном варианте, партнеры расширяют свободу друг для друга, делают возможным то, что в одиночку недостижимо.

Ты с моей помощью можешь полнее выразить себя. Я с твоей помощью могу полнее выразить меня. Если у каждого получится одновременно и помочь другому в его самовыражении, и выразить себя, возникнет «мы». «Мы» имеет границы: каждый полностью присутствует в-этом-месте, а значит, не может быть в это время (с кем-то другим) в каком-то другом (в)месте.

О чем я? Да, уже не о танго, уже об отношениях.

Интересно, что в танго способ быть вместе, так же подвержен духу времени, как и понимание зрелых отношений в психотерапии. В классическую эпоху была ярко акцентирована потребность в общности, вплоть до слияния. Тогда, в золотом веке, и танго танцевали в очень плотных неразрывных «объятиях-в-засос», даже с опорой друг на друга. Позже, в нарциссическую эпоху, проявилась потребность в автономности. Нас учили злиться на родителей и пугали зависимостью в отношениях. В танго появилось нуэво с дышащими, пластичными открытыми объятиями, большой свободой партнеров и экспериментами с осью. В постнарциссическую эпоху (это наше время, но пока не наше место) стали говорить о вызове «самовыражения в отношениях». Похоже, что танго отреагировало появлениями «салона»: каждый на своей оси, много свободы, но всегда в закрытых объятиях, всегда вместе. (Об «эпохах» читайте у Джованни Салониа, параллели с танго мои, тут могут быть неточности.)

Двигаться просто, естественно и при этом вместе настолько сложно, что учителя-маэстро создают специальные методики («Антитехники» Гарсиелы Гонзалес). Оставаться собой, выражать себя в отношениях настолько непросто, что об этом размышляют психотерапевты, которые не знают ответов, но осмеливаются прикасаться к вопросам на грани осознаваемого.

Танго не существует в отдельной реальности, оно — в «нормальной» жизни, между обычными мужчинами и женщинами. В нем проявляются сложности и противоречия, присущие жизни, времени, отношениям. Кто знает, может именно благодаря им оно возникло и развивается? И может быть оно так привлекательно именно благодаря неявному обещанию, возможно, иллюзорному, их разрешить и примирить?

с) http://izabuta.com

***
На курсе Танго-терапии мы не предлагаем готовые ответы на сложные вопросы отношений. Мы даже не пробуем сформулировать вопросы. Мы создаем для вас возможность нащупать эти вопросы самостоятельно, вместе.

Регистрация на курс:
http://tango-therapy.com.ua/

Спрятанная женщина

Была-была женщина. Не столько жила, сколько была. У нее были густые длинные волосы, аж до попы. И тонкая талия. И нежная кожа в веснушках. И детские робкие глаза. Если бы она носила глубокое декольте, ей всё равно смотрели бы в глаза. Но она не носила.

Волосы она состригла и сделала хим-завивку. На талию надела что-то вроде футляра. Глаза прищурила и опустила. Попу с декольте отправила жить отдельно. Ну и макияж сделала такой, чтобы кожу не особенно было видно. И стала быть-побывать.

Нормально так ей было. Мужчины перестали ощупывать взглядом. Женщины прекратили смотреть с прищуром и обсуждать за спиной. Ну а двери, те, которые для красивой женщины всегда открыты, в них уже не нужно было входить. И всё, что предлагали мужчины, женщины, уже не нужно было брать.

Скучно, но спокойно. Не тревожно. Безопасно.

Но уж слишком скучно. А глубоко в душе всё-таки тревожно, просто иначе тревожно. И душно.

И пошла она к ведьме, которая занималась черной головологией. Рассказала ей всё.

— Что со мной не так, как меня вылечить?

— Всё с тобой так. Как можешь, так и живешь.

— Значит с мужчинами что-то не так, и с женщинами.

— Они такие, как есть.

— И что делать?

— Приноси завтра талию и попу, и волосы, и декольте. Покажешь мне. Может выдержу, не обзавидуюсь, не осужу. А там, со временем, и мужчине какому-нибудь показать смелости хватит. Такому, которые не съест всю сразу. А с моей и его помощью можно будет и в некоторые двери позаглядывать. А потом и сама попытаешься.

Только всего этого ведьма не сказала, она же мудрая была.  Сказала, что та очень храбрая, раз решилась прийти. Спросила, где такой футляр на талию покупают. И слушала, слушала, слушала всё, что спрятанная женщина ей говорила. Слушала и кивала. На прощание зачем-то подарила свой гребень для волос, у нее то самой даже ниже попы были.

И ничего в жизни той женщины особо не изменилось. Иногда заглядывала к ведьме, тревоги свои рассказать, обиды. Иногда поглядывала на подаренный гребень, который возле зеркала лежал зачем-то.  

А однажды вечером как заорет в зеркало: «Да отъебитесь вы, кобели похотливые, суки завистливые!». Вышла из дома в чем мать родила, пришла в научную библиотеку, вышибла дверь ногой, и всю ночь танцевала в отделе искусств с бутылкой чистого спирта в руке.

Только ничего этого она не делала. Она тоже мудрая была, женщина ведь, хоть и спрятанная. Просто расчесала свои кудряшки гребнем и спать легла. А они, пока она спала, тихо росли. И так день за днем.

И стала она потихоньку вместе с волосами на работу ходить, и на прогулки. Даже иногда попу, талию и декольте с собой брала. Мужчины всё больше с робостью на нее смотрели. Бывало и плотоядно, но их она перестала замечать. Женщины больше с восхищением и заискивающе. Некоторые шипели что-то вслед, но знакомая ведьма была не у них, а у нее. Остались двери, их было всё больше и всё открыты. Но женщина уже поняла, какие несколько дверей ей нужны.  

С годами глаза стали глубокие, прозрачные, со смешинкой и с чертиками. Талия пополнела, но вместе с ней пополнело и углубилось декольте. Волосы пытались ниже колен отрасти, но женщина нашла себе ведьмочку-парикмахера, которая с ними управлялась.

Футляр свой для талии она таки ведьме подарила, той как раз впору.

   с) izabuta.com

Эспрессо

Покупаю эспрессо в средней замшелости кофейне на Подоле. Жду сдачу, но барвуман, тоже довольно пыльная, отвлекается на клиентку в очереди, искоса мониторя меня третьим глазом: а вдруг забудет и уйдет? Думаю, это же как себя загнать нужно, чтобы мелочь тырить? Ну и ладно, время дороже. Ухожу с таким сереньким чувством. Уже метров 200 науходил, слышу сзади цокот и крик «мужчина, стойте!»Оборачиваюсь, она. Думаю, неужели десятку на такое расстояние несла? Нет, файлик с документами немыслимой ценности, который я привычно забыл на прилавке. Отдает, счастливая такая. И вообще, совсем другой с ногами выглядит, их то за барной стойкой не видно. Красивее, добрее. Мораль: не судите о девушке, пока не увидите ее целиком)

с) izabuta.com

Психотерапия как танец

Психотерапию удачно сравнивают с танцем. Для меня это сравнение не образное. Я занимаюсь и танго, и терапией, консультации перемежаются уроками. Иногда необходимо усилие, чтобы помнить где я и удержаться в формате.

Иногда кажется, что определенную терапевтическую задачу было бы уместнее решать, танцуя в паре. Границы, контакт, чувствительность, фокус внимания, близость, зависимость и автономность – всё это телесно ощущается в танго, можно наблюдать и экспериментировать. Иногда понимаю, что для решения проблемы в танго нужно сесть на стулья.

Работая терапевтом, я обычно чувствую себя в роли партнерши. Слушать клиента, присутствовать полностью, быть расслабленным и собранным, устойчивым, внимательным и готовым к любому движению. Давать клиенту понять, что слышишь и понимаешь его, но не двигаться, пока не почувствуешь достаточно энергии (“be present and do nothing”). Мягко сопротивляться каждому движению, чтобы поддерживать контакт. И только когда энергии и плотности контакта достаточно, начинать двигаться вместе с клиентом, интерпретировать музыку в заданных им рамках. Думаю, для описания этой роли очень подходит выражение «активное следование».

Иногда уместнее роль партнера: того, кто обеспечивает опору для клиента и задает структуру. Слушает музыку (контекст), чувствует состояние клиента и решает, на какую фигуру вести. Предлагает, но не начинает движение, пока не получит согласие и не убедится, что у двоих достаточно ресурсов задуманный шаг начать и завершить, безопасно, удобно и красиво. Внимателен к желаниям клиента, готов дать место, время и поддержку для самовыражения. И если энергии у клиента достаточно, готов вернуться к роли партнерши.

Для меня и танго и терапия решают две общие задачи. Первая: привнести больше импровизации и спонтанности в танец клиента. Ослабить напряжение, разнообразить структуру, помочь убедиться, что можно всё и ошибок не бывает. Вторая: помочь клиенту сделать из сольного танца – парный. Выражать себя через другого, присутствовать между Я и Ты. Обе эти задачи я вижу, как две грани одного стремления — «самовыражение в отношениях», — парный танец, в котором каждый естественен и внимателен к себе, к другому, к музыке жизни и парам вокруг.

(с) izabuta.com

Начали, так продолжайте!

— Игорь, к вам можно записаться?
Время, место, вроде всё согласовали.
— Проходите. Переодеваться будете?
Удивленный взгляд.
— А зачем?
И правда, платье легкое.
— Туфли сменные взяли?
Крайне подозрительный недоумевающий взгляд.
— А разве нужно?
Ну ладно, на улице сухо, в тапках тоже ок.
— Давайте просто походим под музыку.
Смущение на грани ужаса. Это бывает. Ходим. Получается.
— Не спеши. Если будешь ленивой и непонятливой, будет больше контакта.
Вторая мелодия. Вообще здорово ходим.
— А можно спросить? Вы же Игорь?
— Ну да. Держи все ноги на полу. 
— А ВЫ ТОЧНО ПСИХОТЕРАПЕВТ?
-… А вы это… того… не того… вы разве не на танго? Вы на терапию…
Щас.. Стульчики принесу…
— Ну нееет! Начали, так продолжайте!
Расставлять уроки и консультации легко. Только синенький дымок тихо струится из ушей и волосы в кудряшки завиваются. Седые. А так вообще легко.
с)  http://tango-therapy.com.ua/wp/
***
Записаться: 0964475204 (Viber). Если забуду спросить, уточняйте, пожалуйста, на что.

Силикон и дворняги

Утро, кафе. На полу развалилась огромная толстая дворняга. Погладил. Она меня тоже. Подхожу к бару, становлюсь за девушкой. Не, я по внешности не сужу, ни разу. Но попа силиконовая. И губы. И грудь. И разговаривает так манерно. В общем, вульгарная искусственная силиконовая кукла. Ну дура, короче. 
В обед захожу в другое кафе. Опять эта кукла. И так громко по телефону трындит. 
Допивает типа коктейль, наклоняется… достает из под стола толстую дворнягу. Обнимает ее, целует губами-уточкой в нос. Она ее тоже. Уходят вместе. 
Провожаю взглядом. Силикон — это, оказывается, даже сексуально. И не вульгарно совсем. И вообще, красивая женщина глупой быть не может по определению.

с) izabuta.com

из зарисовок

— Я не могу это сформулировать.

— Не нужно. Мне было бы понятнее, если бы ты это спела или нарисовала.

— Но я не умею ни того, ни другого!

— Тогда пусть это будет набор слов.

— Я покажусь тебе глупой, неспособной выражать свои мысли.

— Мне будет очень лестно, если со мной ты рискнешь быть несовершенной.

Лекарство от жизни и человечности

В последнее время сталкиваюсь c запросами, основанными на воображаемой нечувствительности, некой сверхпрочности, тотального иммунитета «Взрослого» к жизни. На представлениях, что зрелый, здоровый человек спокойно проживает разрыв отношений, не тревожится за родных. Самодостаточен и устойчив как асфальтовый каток.

Для меня это очень понятный, обоснованный запрос, и мне жаль, что я не знаю лекарства от человечности и от жизни.

«Я хочу любви, но мне страшно, потому что всё разрушится и будет больно».

Что тут ответишь? Если разрушится, да, будет. Мало того, в психотерапии чувствительность возрастет, привычные защиты ослабнут. Так что, наверное, будет еще больнее. Обезболивающих средств в арсенале нет.

И нормально бояться, нормально испытывать тревогу и боль. Сейчас они усилены в разы именно потому, что человек считает их ненормальными, а себя — неправильным, борется с собой и с ними, он боится своего страха и тревожится из-за тревоги.

От жизни в психотерапию не сбежишь. Там у нее филиал.

О собаках, психотерапевтах (и их клиентах)

Как радуется собака, когда встречает хозяина? Она радуется вся целиком, всей собакой. Еще немного и она разлетится на тысячу крохотных радостных собачек.

Как радуется психотерапевт? Не просветленный, а обычный, живой. Или человек, хоть немного укушенный психотерапией?

Он не только радуется, он еще и сознает свою радость. «Я испытываю радость. Это прекрасно! А что стоит за этой радостью? Что именно меня радует? А почему я раньше не мог радоваться? А виновата ли в этом мама? :)» Так его учили. Ему было очень нужно научиться тонко различать свои чувства, быть с ними в контакте и сохранять при этом устойчивость. Когда чувства мутноваты, проговаривать полезно: в свете сознания всё проясняется. Так он и продолжает. Он слишком занят и слишком хорошо обучен, чтобы радоваться всем терапевтом целиком. Он знает, что такое эготизм и достиг в нем уровня эксперта. С другой стороны, у него нет риска разлететься на тысячу маленьких терапевтиков.

Собака вся в контакте, присутствует в ситуации полностью, она настолько спонтанна, что вот-вот у нее отлетит хвост. Она и есть радость. Она ОСОЗНАНА.

Терапевт присутствует частично. Значительная часть его энергии расходуется на поддержание метапозиции, на наблюдение и распознавание своих чувств, на их беззвучную вербализацию. Сознание крадет энергию у чувства. Терапевт СОЗНАТЕЛЕН.

ОСОЗНАННОСТЬ – полное спонтанное пребывание в контакте.

СОЗНАТЕЛЬНОСТЬ – наблюдение за ситуацией через тоненькую паутинку на поверхности мозга. Полезная, но не совсем прозрачная прокладка между Я и фигурой. Позволяет видеть четче за счет увеличения контраста, но оттенки теряются и яркость уменьшается, картинка становится схематичной.

Я к чему. Если уж подвернулась возможность порадоваться, будь как собака)

***

«Невроз заключается в поддержке изоляции организма от среды посредством гиперфункции сознания. Осознавание, в отличие от сознания, осуществляет противоположную функцию, которая заключается в спонтанном пребывании в контакте.»

«Изадор Фром повторял, что эготизм — это болезнь, которую психотерапевты («даже гештальт-терапевты») транслируют своим клиентам, когда делают их способными знать всё про самих себя, но не делают способными отдаться жизни. «Эта метаморфоза — невроз подвергшихся психоанализу: клиент прекрасно понимает свой характер и находит свои «проблемы» более захватывающими, чем всё остальное. И эти проблемы будут бесконечно поглощать его. …»

(Спаньоло Лобб)

***

c) izabuta.com

объяснительные модели

Бывают ситуации и люди, к которым психотерапевтические объяснительные модели применимы настолько, насколько презерватив натягивается на ведро.

И что удивительно: да, он натягивается.

***>>>

Еще раз об основной компетенции психотерапевта.

Что ты сейчас выражаешь?

Похоже, я нащупал большой секрет.

Что бы ты ни писал (играл, танцевал, говорил, о чем бы ни молчал), ты выражаешь себя: свою главенствующую эмоцию, основное, доминирующее чувство. Осознанное или вытесненное.

Содержательная и техническая стороны текста, музыки или танца важны, но по силе воздействия на читателя второстепенны. Именно доминирующую эмоцию читатель, слушатель, партнерша или зритель почувствуют. Что важно: почувствуют, как направленную на себя. И лучше, если она будет осознанной, чем неведомой пишущему.

Иногда только на уровне чувства можно распознать текст, написанный из раздражения, обиды, горечи, но распознается он безошибочно. Впечатление от него и отношение к пишущему соответствующее. Есть мнение, что за любой рациональной идеей, концепцией, убеждением стоит эмоциональная потребность, некое чувство. Оно и воспринимается. Смущение, любовь, ненависть, тепло, растерянность — они чувствуются даже в математической формуле.

Потому имеет смысл задаться вопросом, какое чувство или комплекс чувств я намеренно или «невольно» выражаю текстом, танцем, интерпретаций музыки, или молчанием. Возможно, именно там место для работы и изменений.  

(с) izabuta.com

Контакт и девственность

Идеал отношений, контакта при сохранении автономности похож на идею секса без потери девственности.
Непорочный контакт — мысль соблазнительная как непорочное зачатие.

Интересно, как древний миф продолжает свою жизнь в другой среде и совсем других головах.

***>>>

Встречаю всё больше людей, которые были довольны своей семьей, работой, собой, но потом кто-то сказал им или они прочитали, что это как-то называется и всё плохо. И стало плохо.
Даже лента подкинула статью: «65(!) признаков эмоционального насилия». Читается как медицинская энциклопедия, находишь у себя всё, кроме родильной горячки.
А у эмоционального насилия только один признак — оно ощущается как эмоциональное насилие. А зависимость ощущается как зависимость. И если вам было хорошо до того, как вы узнали название… что тут скажешь, вам действительно БЫЛО хорошо.