Не быть не собой

«Мы влияем друг на друга тем, кто мы есть и как мы есть» (Арие Бурштейн). Только подлинное, настоящее участвует в контакте. Попытки действовать как-то, быть каким-то из чувства «надо», из желания произвести впечатление или добиться результата — всё это либо мимо, либо против «вместе».

Самый большой подарок, который я взял у Арие Бурштейна: позволение не быть каким-то и ничего не делать (do nothing) во взаимодействии с другим. Звучит парадоксально, но работает. 

Арие предложил эксперимент: стать с партнером на большом расстоянии и просто побыть вместе. Не стараться быть милыми, приветливыми, заботливыми, не пытаться как-то взаимодействовать. Не стремиться интенсивно и напряженно присутствовать. Можно даже не смотреть. Просто быть.

Это минимальный, базовый контакт оказался трогательным и предельно глубоким. Я есть и я знаю, что ты есть. И надеюсь, что я есть для тебя. Мне казалось, мы -две искорки в бесконечной темноте, искорки, сущность которых выражается в двух словах «Я есть». В этом мы одинаковы. Когда мы признаемся в этой сущности, когда признаем эту сущность другого, возникает чувство, противоположное одиночеству. Признаваться друг другу в существовании — даже интимнее и глубже, чем признаться в любви. Едва ли возможно и едва ли требуется что-то большее.

На то, чтобы быть каким-то и делать что-то особенное, уходит много сил, это требует смещения фокуса с человека и себя на маску, на роль. Это не помогает быть в контакте, более того – в этот момент я забываю о человеке и о себе, я разрываю контакт.

В контакте можно быть только собой. Но «быть собой» – нерешаемая задача и неверная постановка вопроса, по которой с иронией и раздражением прошелся Перлз. Человек в маске является человеком в маске.  Вместо «быть собой» Перлз предлагал реагировать сообразно актуальной ситуации. Только как это делать, не сказал.

Пытаться быть собой – это объявлять торжественный выход на сцену Идеального Я. В лучшем случае, это попытка быть неким мумифицированным собой из прошлого опыта, из вчерашних представлений о себе. Мы не только меняемся каждую минуту, мы еще и изменяемся в зависимости от ситуации, от человека, с которыми взаимодействуем.

Пусть я не могу быть собой, но я могу замечать приходящие желания быть каким-то, действовать как-то особенно. Я могу эти желания отпускать, как ненужные. Я знаю, что они не помогут быть вместе. Я знаю, что они не помогут произвести лучшее впечатление. Не быть не собой – почти возможно.

Есть и обратная сторона, о которой Арие не упоминал. Ты можешь не быть таким, каким тебя хотят видеть другие, не делать то, чего тебя хотят другие. Это тоже не поможет быть вместе.

Второй подарок был от @Эммы Кологривовой. Ей как-то удалось сформулировать грустную, но и сильную мысль о необходимости смирения. Смирения с тем, что вот этот контакт – он такой как есть сейчас, и сейчас не может быть другим. Любые попытки его «улучшить», равноценный попыткам изменить другого или исказить себя.

Разрешение не быть каким-то, не пытаться достичь результата — огромное облегчение.  В этом много энергии и по-детски живое, но спокойное любопытство.

В психотерапии возникло множество идей, которым лучше бы оставаться в кабинете психотерапевта и не усложнять людям снаружи их и без того непростую жизнь. Это «жить здесь и сейчас», это «отбросьте свой ум и оставьте только чувства». Всё это психотерапевтические техники, они были придуманы для психотерапевта.

Разрешение не быть каким-то, не быть не собой — о другом. Оно для жизни снаружи, для любого взаимодействия. Кроме функционального: в отношениях босс – подчиненный, полицейский – нарушитель применять не стоит.

Оно для танго. Ты не можешь быть техничнее чем пришел. А вот смутить партнершу сложными шагами можешь. Ты не можешь танцевать разнообразнее и изобретательнее, чем уже научился, особенно из идеи танцевать разнообразнее и изобретательнее. Ты не можешь быть бережным и чувствительными из идеи быть таким. Не можешь выразить чувства, которых нет, так, чтобы партнерша тебе поверила. Ты только можешь полностью присутствовать и не быть не собой. Или изнасиловать себя, партнершу и танец.

Есть и обратная сторона этого разрешения – чувствительность до физической непереносимости к насилию и само-насилию. К попыткам других изменить тебя, к своим привычным и утомительным попыткам быть каким-то и обязательно делать что-то. Хорошие подарки дорого обходятся

Игорь Забута, психотерапевт, преподаватель танго
izabuta.com