***

«Чего ты хочешь?» — вопрос-приглашение другому проявиться рядом с тобой.

«Я хочу…» — начало личного раскрытия, присутствия в отношениях.

«Я хочу… с тобой» — тут есть я, ты и желание. Отношения.

«Я хочу, чтобы мы…» — кто-то начинает размываться, исчезать. Либо я, либо ты.

«Я хочу, чтобы ты…» — фраза, с которой отношения ‘человек — человек’ начинают превращаться в отношения ‘человек — вещь’.

«Грех — это относиться к людям, как к вещам» (Т. Праттчетт)

***

Достижения — это не истории успеха. Достижения — это то, что не удалось. Это проигрыши и потери. Шрамы и сломанные зубы. Проваленные проекты, потерянные отношения, несбывшиеся мечты. То, в чем вышли за пределы себя.

***

Для влюбленности нужен малознакомый человек. Желательно, белый и плоский, и не слишком живой, чтобы качественнее проецировать на него ту малознакомую, незамеченную, неосознанную часть себя, с которой так хочется стать одним целым.

***

— Ненавижу себя.
— За что ты себя так сильно любил?

***

Працювати з клієнтами українською — певний виклик. Вся психотерапевтична література, яку я вивчав, російською, або англійською. Але це «змушує» розмовляти людською мовою, без психо-жаргону.А говорити українською про почуття, про сум і про кохання — розкіш, доступна лише нам.

***

Читатели и друзья в фб часто спрашивают, консультирую ли я онлайн как психотерапевт, и даю ли я уроки танго.Я изо всех сил старался донести, что консультирую и даю. Видимо, получилось невнятно)

Я консультирую онлайн, в т.ч. на английском. Большинство моих клиентов — мужчины, их я лучше чувствую. С темами и по запросу не работаю, работаю с целыми людьми. Но есть темы, которых я избегаю: хим-зависимости, депрессия, некоторые другие.

Я никогда не работаю дешево, но иногда работаю бесплатно.

Уроки танго даю только индивидуально (для пар и без пары) в Киеве. Они не о технике. Как танцующий психотерапевт помогаю разобраться:- что мешает быть в контакте с партнером;- что мешает получать удовольствие от танца;- что мешает двигаться удобно, естественно и вместе.
В танго, а иногда, и в жизни.

Пишите на вайбер +380964475204 или в лс.

***

Отчаянно хочется, чтобы полюбили те, кто не любит, чтобы оценили те, кто не ценит. Доказать им и себе, что ты самый лучший и нужный. Заставить их страдать и раскаиваться, навсегда и окончательно потеряв тебя. Невротические отчаянные хочу, они похожи на еду из Макдональдса, на соленые чипсы. Они реальны, они императивны как бульдозер и соблазнительны как сам дьявол. И стоят недорого. Можно заказать себе двойную НакМакхрень, проглотить не жуя, уже тошнит, но хочется еще, но ведь некуда, но ведь хочется. Ну, может завтра перестанет тошнить, можно будет заказать тройную. Ведь правда хочется.

Действительно хочется. Чистой воды, настоящего хлеба, спелых яблок, свежего сыра. Хорошего вина. Того, чем можно насытиться. Такие хочу, они тихо, незаметно, но постоянно присутствуют. Как мисс Хадсон на Бейкер Стрит. Ее замечаешь, когда она отлучается на вечер. Камин холодный, невозможно найти кофе, бренди и сигары. И одиноко. И не знаешь, что быстрее поможет, скрипка или кокаин. И чего-то отчаянно хочется.

***

Есть мнение, иногда, самомнение, будто бы психологи-психотерапевты что-то особенное знают. О взаимоотношениях, о жизни, о душе. Лучше обычных людей могут построить отношения. И вообще, легче, здоровее и полнее живут. Такие себе реализованные, симметричные, отполированные. Осознанные и проработанные. Едва ли это психотерапевты. Скорее гуру, учителя.

А психотерапевты — чувствительные люди, сложные и, главное, достаточно больные и достаточно несовершенные, чтобы понять-почувствовать сложность, уникальность и боль человека напротив.

Отчаянно хочется

Отчаянно хочется, чтобы полюбили те, кто не любит, чтобы оценили те, кто не ценит. Доказать им и себе, что ты самый лучший и нужный. Заставить их страдать и раскаиваться, навсегда и окончательно потеряв тебя. Невротические отчаянные хочу, они похожи на еду из Макдональдса, на соленые чипсы. Они реальны, они императивны как бульдозер и соблазнительны как сам дьявол. И стоят недорого. Можно заказать себе двойную НакМакхрень, проглотить не жуя, уже тошнит, но хочется еще, но ведь некуда, но ведь хочется. Ну, может завтра перестанет тошнить, можно будет заказать тройную. Ведь правда хочется. Действительно хочется. Чистой воды, настоящего хлеба, спелых яблок, свежего сыра. Хорошего вина. Того, чем можно насытиться. Такие хочу, они тихо, незаметно, но постоянно присутствуют. Как мисс Хадсон на Бейкер Стрит. Ее замечаешь, когда она отлучается на вечер. Камин холодный, невозможно найти кофе, бренди и сигары. И одиноко. И не знаешь, что быстрее поможет, скрипка или кокаин. И чего-то отчаянно хочется.

Злые мифы о психотерапии

Слегка демонизировать психотерапию – распространенный маркетинговый ход. Апеллирует к нарциссической и обиженной части: довольно привлекательно представить себя в окровавленном белом пальто на фоне горящих мостов.

* «Вы обнаружите, что ваши семейные и дружеские отношения строились на невротической основе»

Возможно. Но вы также осознаете, зачем вам это нужно и как вы в этом участвуете.

Кроме того, вы научитесь ценить красоту невроза и не патологизировать «невротические отношения». У вас также появится умение видеть позитивную интенцию за внешней формой общения, иногда не самой удачной.

* «Вы обнаружите, что всю жизнь занимались нелюбимым делом»

Скорее, наоборот. Вы обнаружите, что же ценного для вас в «нелюбимой работе» и что следует изменить, чтобы она начала приносить удовлетворение. Возможно, необходимо для начала избавиться от идеи, что нужно заниматься любимым делом на работе.

* «От вас отвернутся при попытке быть честнее, заявлять о своих потребностях и отстаивать границы»

Скорее всего, вы станете не столько честнее, сколько искреннее. Честность зачастую насильственна и груба, искренность уязвима.

Вам придется всё меньше «заявлять» о своих потребностях другим людям. Вы будете четче эти потребности осознавать, обнаружите, что многие можно удовлетворять самостоятельно. Если нет, об этом достаточно своевременно и ясно сказать, заявлять нет необходимости.

Необходимость отстаивать границы уменьшится, их будет не так просто нарушить. И вы научитесь выбирать хорошую форму: быть искренним и не ранить, останавливать вовремя без насилия.

* «Круг общения сузится, вы сможете общаться только с такими же просветленными»

Может быть. А возможно, вы обнаружите, что среди непросветленных, непроработанных и неосознанных людей много самобытных, весьма здоровых и привлекательных личностей. Просто вы не умели с ними общаться или были им неинтересны. Или корона была слишком тяжела.

* «Психотерапия – это больно»

Есть в этом некий героизм, кишки и кровище. Да, придется спуститься глубоко вниз, кому в личный ад, кому в душный подвал, кому в шкафчик заглянуть. Но не самому и не вдруг, а с поддержкой и не раньше, чем готов. Психотерапия — это не так больно и не так страшно, как жить. Волк, который вот-вот бросится вам на спину, страшнее и опаснее волка, на которого бросаетесь вы.

Игорь Забута, психотерапевт, izabuta.com

Искренность и честность

Между искренностью и честностью весьма жирная толстая разница.

Искренность обнажена, всегда трогательна, нежна и прозрачна. Она робкая и осторожная. Она спрашивает разрешения быть, не ранит. В ней всегда есть другой, тот, к кому она обращена.

Честность — в официальном костюме, довольно помпезном, прямая и жесткая, по характеру — наглая и хамская. Она — ради себя самой, ради своей чести. Но выглядит безупречно и успешно оправдывает нелюбовь, бестактность и бесчувственность.

***

Когда я слышу «Не чувствую смысла в моей жизни. Не вижу цели.», я понимаю «Меня не любят. Я не люблю.»

***

Может так сложиться, что вам просто повезет. Повезет завалить проект, проиграть схватку, сойти с дистанции, оказаться хуже соперника. Повезет убедиться, что вы — не самый, не тот. Что есть лучше.

Несколько месяцев или лет нарциссических конвульсий, и вот, вы уже не обязаны вытягивать неподъемные чужие проекты, выигрывать все схватки, бежать бесконечную дистанцию, быть лучше кого-то. Быть Тем Самым для всех.

И можно выдыхать. И удивленно начинать жить.

***

Если ты устала, я могу нести твои тяжелые сумки. Возможно, очень долго, если нужно, всю жизнь. Но я не могу нести тот твой вес, который ты считаешь лишним. Я могу облегчить твою жизнь, но я не могу сделать тебя легче. Я могу тебе помогать, но не могу за тебя отдохнуть.

Если тебе тревожно и страшно, я могу быть рядом, поддерживать, успокаивать, действовать. Но если весь твой мир состоит из опасностей, тревог и страхов, я не смогу в нем с тобой жить.

Если тебя кто-то обидел, я за тебя заступлюсь. Если тебя обидели все, я не справлюсь. Возможно, даже не буду пытаться. Я не буду подавать тебе патроны, если ты не готова стрелять.

Если у тебя горе, я сделаю всё, чтобы помочь тебе его пережить. Но я не переживу его вместо тебя.

И я буду жестоким глупцом, если попытаюсь сказать тебе об этом словами. И ещё большим глупцом, если соглашусь и попытаюсь следовать этим убеждениями, вместо того, чтобы создать свои собственные.

с) Игорь Забута, психотерапевт

Прикосновение

Прикосновение – экзистенциальный жест, обыденное чудо.

Прикосновение – детство контакта. Прикосновением мы возвращаемся к довербальному опыту общения, к настоящести взаимодействия, фундаменту всего последующего опыта жизни-с-другим.

Прикосновением мы возвращаем телесность личности. Ты есть для меня не как моё представление о тебе, не как мои чувства к тебе. Я прикасаюсь к тебе-твоему, к тебе-как-есть.

Прикасаясь, я говорю тебе: «вот ты», «ты есть». Я усиливаю твоё переживание собственного Я. Что важно – я говорю тебе, что ты существуешь именно для меня.

Прикасаясь, чувствуя тебя, я ощущаю, что существую я сам. По твоей реакции я узнаю, что существую именно для тебя.

Прикосновением мы подтверждаем нашу отдельность, наше одиночество. Мы трогаем границы границами и так говорим: «вот я, а вот – ты».Но мы убеждаемся и в нашей совместности, возможности быть в этом одиночестве вместе.Прикосновение всегда между.

с) Игорь Забута, Эмма Кологривова
Приглашаем в психотерапевтическую группу «Тело в контакте«:
http://bodycontact.tilda.ws

Я сама виновата

«Я сама виновата. Со мной что-то не так. Мне необходимо измениться.»

Есть отношения, которые продолжаются, есть работа, с которой не уходят только из идеи собственной неправильности и чувства вины.

Иногда из этого чувства-идеи приходят к психотерапевту. И слышат странное, необычное, встречаются с непривычным, новым отношением к себе.

— Я за тебя, даже в том, в чем ты чувствуешь себя неправильной и виноватой. В этом – особенно.

Появляется союзник, принимающий и поддерживающий. У некоторых такой союзник появляется впервые.

— Да, ты автор своей жизни. Ты строишь ее из тех материалов, которые имеешь на данный момент. Но и твой партнер – автор своей жизни. И вы оба – авторы ваших взаимоотношений. Ваша ответственность всегда разделенная, симметричная.

Груз ответственности уменьшается, чувство вины перестает быть всеохватывающим, тотальным. Иногда оказывается, что виниться не в чем.

— Всё с тобой так. Так как есть. Есть то, что есть, ничего другого нет. Я принимаю тебя такой, как ты есть. Возможно и ты сможешь принять себя такой.

Оказывается, так бывает. С этой точки можно двигаться в желаемом направлении.

— Сохранять отношения ни хорошо и ни плохо. Вопрос в том, хорошо ли там тебе.

И тогда человек позволяет себе осторожно пощупать, потрогать идею развестись, уйти с работы. И спустя какое-то время говорит: «Да на хрен мне это нужно!»

— И как тогда изменится твоя жизнь? Что ты будешь чувствовать? Как проводить время? Как зарабатывать? Где жить? Готова ли ты к этим изменениям? Что нужно сделать, чтобы тебе там было хорошо?

Оказывается, к изменениям нужно готовиться. Не только внутренне, но и перестраивать внешнее. Как минимум, научиться зарабатывать достаточно, иметь где жить. А еще свой круг друзей, свои занятия, свои интересы. Свою жизнь. Но это уже другая, большая история.

Иногда, если избавиться от чувства вины и собственной неправильности, подготовиться к разрыву и внутренне и внешне, иметь хоть немного «своей жизни», в отношениях становится не так уж плохо и даже как-то хорошо. А иногда и без них тоже.

Игорь Забута, психотерапевт
Запись на консультацию: вайбер 0964475204

Продуктивность

Когда я слышу об продуктивности, мне важно понять, из чего она.
Из утреннего кофе с сыром, из неспешных разговоров с друзьями, из закатов, из книг, от которых нельзя оторваться? Какое сырье человек перерабатывает, чтобы получить продукцию? Обычно, свою жизнь.
Продуктивность хороша для средневековых мануфактур, заводов, корпораций. Да и то, мне кажется, их скоро вытеснят организации, в которых к человеку будут относиться не как к функции, а как к личности. Как личность он может больше. Ценить будут не продуктивность, а удовлетворенность, осмысленность.
Ну и второй вопрос: какую продукцию человек из своей жизни производит. Деньги, тексты, пройденные курсы, дипломы, должности, вещи, мелодии, отчеты? Стоит ли оно того?
И третий, не менее важный: что будет, если ненадолго остановиться, не производить? Посмотреть в лицо сырой жизни, не переработанной в продукцию.

Ответственность

В Штатах в 70-х было модное течение «принятия ответственности за свою жизнь». Это не та сбалансированная ответственность, о которой говорил Ялом (ты отвечаешь за то, что обиделся, обидчик — за то, что обидел), и совсем не гуманистическая вера Перзла в способность человека к ответу на вызов (ability) и творческому приспособлению. Это была тупая, чертовски привлекательная в своей простоте и понятности, плоская фанатичная идея о том, что если тебя ограбили, если началась война или кризис, ты и только ты несешь за это ответственность.

Злая, бесчеловечная идея. Но привлекательная, обещает всемогущество и тотальный контроль.
Она «въелась» в популярную психологию и даже в психотерапию, ее следы я вижу в клиентах до сих пор. Не складываются отношения с мужем, что со мной не так? Бизнес не развивается, что со мной не так? Никто не спрашивает, всё ли так с мужем, с партнерами? Обвиняют себя за депрессию, за тревожность, за то, что в детстве не повели себя, как взрослый. Стыдятся того, что их оскорбили, что им мало платят, что их используют.
В результате не уходят от мужа-насильника, мучаются с партнерами-мошенниками, погружаются еще глубже в депрессию и тревогу.

Кто-то им сказал, что они отвечают за всё. А если ты отвечаешь за всё и не справился, значит виноват. Ответственность отождествляется с виной.

Идея не нова. Раньше считали, что болезни, неудачи, войны и стихийные бедствия — наказание за грехи. Идея ответственности — перепевка старого на новый лад.

Приходится объяснять, что есть другие люди. И если ты на сто процентов ответственен за свою жизнь, а они на сто процентов — за свою, то кто и насколько отвечает за ваши отношения? И если личность — это система контактов, то имеет ли значение, с чем или с кем этот контакт? И если изнасилованной женщине никогда нельзя говорить «сама виновата», то почему себе можно?

Мне кажется, есть два полюса. Полюс жертвы, где все виноваты и ничего сделать нельзя, и полюс псевдобога, всемогущего и всеконтролирующего, с неподъемным камнем ответственности на плечах. Оба полюса больные, здоровье — в способности различать, где моя ответственность, где чужая, в способности ее брать и отдавать.

Не все проблемы твои. Другие люди действительно есть.

Кожа

Чувствительность, особенно телесная, сама по себе, может быть сомнительным приобретением. Есть люди, которых происходящее вокруг и так слишком громко и ярко. А есть такие, для кого не чувствовать своё тело — благо.

Чувствовать, замечать – только первый шаг. Мне кажется важным не просто заметить, но и определить свое отношение к тому, что заметил. Если дать себе время, отношение может оказаться глубже, чем на первый взгляд. Иногда боль – это чувство, что часть тела «живая». Иногда напряжение – сдержанное желание или нежелание движения, а движение – какого-то сложного действия, решения. Если не спешить, можно обнаружить важное.
Связать ощущения с чувствами, отнестись к ним – маленький шаг к целостности.

Можно пойти дальше: определить, как тело в целом реагирует на то, что замечаешь. Ничто в теле не происходит локально, в каком-то отдельном месте. Кто занимается танцами или боевыми искусствами знает – «причина всегда ниже». Положение стоп влияет на напряжение в плечах, прикус – на осанку в целом. Мы удивительно и чудесно устроены. Соматики и кинезиологи могут многое об этом рассказать. А мы можем многое об этом почувствовать. И снова вернуться ко второму шагу – определить свое отношение к тому, что чувствуешь, но уже не локально, а насколько это возможно «всем собой».
Расширить поле восприятия — еще один шаг к целостности и построению более-менее завершенного гештальта.

И самое важное, без чего все предыдущие шаги предыдущие имеют малую ценность: определить, как происходящее в теле связано с ситуацией, окружением, с «жизненным миром». С местом, в котором находишься, с тем, что сейчас видишь и слышишь. С другим человеком, выражением его лица, его движениями и словами. Без этого шага вся «телесная осознанность» — не более чем телесный эготизм, иллюзия тела, существующего в отдельности, в вакууме. Организма без среды, одинокого тела.

Перлз называл кожу самым глубоким органом — она позволяет чувствовать другого, и, таким образом, почувствовать себя с другим. Он же называл контакт «прикасающимся касанием». Прикосновение — то, что может привести к самому глубокому осознанию.

с) Игорь Забута, Эмма Кологривова

Приглашаем на психотерапевтическую группу «Тело в контакте». Добор в группу по субботам / новый набор в группу по понедельникам с 22 июня.
Запись:
Viber: +380663562826 (Эмма)
bodycontact.tilda.ws

Клиенты — загадки

Бывают клиенты — загадки. Многослойные, как капуста. А внутри капусты утка, а в утке — целый чердак, а там сундук, а в сундуке — зазеркалье. И думаешь о нем неделями, месяцами. Думаешь, чувствуешь, аж медитируешь. Вспоминаешь его слова, мимку, жесты, реакции, его сны, свои сны, его ощущения, свои ощущения. И вдруг всё складывается. Как пазл. Все детали на месте, все фрагменты закончены.
И он приходит на очередную сессию и весь твой пазл легким жестом смахивает со стола. Потому что люди не так устроены, они в пазлы не складываются. В них не все фрагменты закончены, некоторые детали потерялись, некоторые вообще в комплект не входили. И они точно не двумерные. И не статичные: пока ты о них думаешь, они меняются. Чем пристальнее думаешь, тем быстрее.
А в конце сессии клиент радостно заявляет: «Я всё понял, ну вот, наконец, сложилось!» Но ты уже опытный. Ты сидишь и думаешь: «Ага. Утка, чердак, зазеркалье, шкаф, Нарния…»